Привет всему миру!

Описание

Дневник, где вы можете найти мои произведения, мои чувства, нравящиеся мне картинки и, конечно, простую ерунду.


«  Декабрь 2018  »
ПоВтСрЧеПяСуВо
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Разделы

* Главная
* Мой профиль
* Архивы
* Друзья
* Фотоальбом

* Создать дневник

 

- Судя по Вашему состоянию: нет, Татьяна Александровна, однако я передаю Вам их завещание, - сказал Максим Родионович, протягивая, Тане толстую, плотную папку, такие обычно используют для хранения документов. Таня хотела возразить, но всё же смолчала. Окончательно её переубедила последняя фраза незнакомца:

- Татьяна Александровна, по их последней воле, указанной в завещании мы похороним их без Вас, однако позже я лично приеду и покажу Вам их могилы. До свиданья, Татьяна Александровна, до свиданья Екатерина Александровна.

- До свиданья, -  сказала Катя, Таня кивнула.

По дороге обратно девушки молчали. Катя думала об этом человеке, как она его про себя назвала: Неизвестный Два, а Таня обдумывала и осознавала слова незнакомца, держа в руках папку.

 

Было только два. Таня и Катя сидели в Танькиной квартире, они только что приехали из больницы. Таня трясущимися руками хотела открыть папку, но почему-то никак не могла, ведь если она её откроет, то полностью осознает их смерть, а пока Танька держалась только потому, что не хотела, и не понимала полностью, что произошло, и что это теперь для неё значит. Катька, заметив состояние сестрёнки, решительно взяла у Татьяны из рук папку и открыла её. Перед ней лежали все документы, принадлежавшие Алёне Аксёновой и Александру Юрьевичу: свидетельства о рождении,  снимки, альбомы, школьные грамоты, медали, дипломы записи, бирки, кредитки, визитные карточки, заявление о поступлении и увольнении с работ, расчётные книжки и ещё многое другое. В конце книжки был лист, сильно выделявшийся от остальных своей новизной, сверху крупными буквами было написано: ЗАВЕЩАНИЕ. Катька взяла этот лист и прочла его вслух:

- Танечка, дорогая наша доченька, если ты держишь сейчас в руках этот лист, то значит, что мы уже у Бога, однако, дочка, знай, что мы всегда будем с тобой. Мы завещаем тебе все наши сбережения, а точнее шестьдесят тысяч долларов. Это мы накопили за свою жизнь, - чтение прервалось. Катька восторженно замолчала, она понимала, что сейчас явно не к месту радоваться, но шестьдесят штук!!! Это же невиданное чудо! Сейчас, когда им больше всего на свете были нужны эти деньги! Танька плохо соображала и, если честно, не совсем понимала, что произошло, и почему Катька замолчала. Катька же, заметив выражение лица сестрёнки, сдержала эмоции и продолжила чтение.

-  Также мы завещаем тебе наши шкатулки и статуэтки, и коллекцию монет, столь любовно собранную твоим отцом.

Доченька, я хочу сказать тебе, что ты с детства была решительная и боевая. Оставайся такой же, пожалуйста!!! Это моя самая яркая воля. Я много писал о прошлом, мои мемуары стоят на полке в шкафу, также у меня есть несколько книг написанных от руки. Это детские сказки, большие и маленькие, взрослые и не очень. Я бы хотел попросить тебя о том, чтобы ты издала эти книги и, даже если они не будут иметь успеха, беречь один экземпляр у себя дома.

Танечка, также, пожалуйста, береги это завещание. И ещё возьми мою расчёску из нашей квартиры. Квартира в твоём полном распоряжении, но нам было бы спокойнее, если бы ты продала квартиру и отдала эти деньги на благотворительность. Катеньке, твоей лучшей подружке, мы завещаем нашего кота Балтика. Он с удовольствием привыкнет к новой хозяйке. Вот, пожалуй, и всё, что мы хотели бы тебе сказать на прощанье.

Мы с тобой, дочка!

Катя замолчала и протянула Таньке завещание, указав на смену почерка.

- Это папа писал, - сказала Таня, с нежностью глядя на строчки, -  а этими чернилами, что потемнее, писала мама. Катя молчала, она была горда, что её, фактически, чужого человека, упомянули в завещании Танькины родители, да ещё и  отдали ей домашнее животное, значит, Катьке они доверяют. Татьяна перечитывала текст завещания и тут она увидела, сколько отдали ей родители.

- Катька, - сказала Танька, повернув голову в сторону подруги, ожидавшую её реакции, - Нам хватает денег на квартиру! – теперь Танька уже была в состоянии видеть что-то хорошее в случившемся.

Катька только кивнула и взяла куртку:

- Пошли, заберём вещи, подруга.

Танькина рука потянулась за курткой.

- Да, пошли, - сказала Таня, вкладывая завещание в папку, тут она увидела небольшую приписку на другой стороне листка:

«Все вещи, указанные выше находятся в нашей квартире». И ещё рядом с ней стояла клякса, но совсем другого цвета. Вроде бы ничего такого, но Катя всё же подумала, что неспроста здесь стоит эта клякса. Параллельно, Екатерина подумала, что у нее, наверное, началась паранойя.

По дороге в родительскую квартиру Таня вспомнила про авантюру, которую она затеяла с Неизвестным, и ей стало приятно. Катька не замечала улыбки подруги, она думала о своём: «Как странно всё плохое в мире сочетается с хорошим! Хотя не всегда. Вот встретился Таньке Неизвестный! И что тут хорошего?».

За этими раздумьями ни одна из них не заметила, как они подошли к подъезду дома пятьдесят два. Дома, где жили Танькины родители. На самом деле её родители просто не выдержали разлуки с дочерью и приехали, буквально, через два месяца после отъезда их дочери с родной Украины и обосновались в столице. Таня очень обрадовалась приезду родных, но виделась с ними не часто из-за Антона, которому приезд Танькиных родственников никак не улыбался. Таня с удовольствием вдохнула запах дверных обшивок. Алёна Аксенова и Александр Юрьевич жили на втором этаже, поэтому лифтом им воспользоваться не пришлось. Да и дом был старый, обшарпанный и лифт был не в лучшем состоянии. Девятиэтажкам в Москве вообще не повезло с удобствами, а особенно лифтами. Таня толкнула дверь квартиры. Она была заперта.

Кате это показалось странным: «Ведь Алёна и Александр умерли в квартире, а значит, соседка имела ключи, раз смогла убедиться, что они мертвы, хотя не факт, ведь соседка могла запаниковать именно из-за того, что никто не открывал. Но ведь, чтобы однозначно сказать, мертвы они или нет, если у соседки не было ключей, то она вызвала кого-то, кто взломал дверь. Но дверь-то стоит на петлях. И всё нормально.  А значит, у соседки были ключи. Так уже прогресс», - рассуждала Екатерина, - «Но зачем же соседка закрывала дверь снова. Хотя она имеет свои представления. Получается, могло быть так: соседка зашла в квартиру, думая, что они уже проснулись. Тут видит, что они лежат на кровати и собирается уходить. Что же тогда толкает её на вызов похоронного бюро? Снова неувязка. Рассуждаем дальше. Может, ей показалось странным их бледность? А-а-а-а, постойте-ка! Ведь её мать умерла не сразу, а после отца. От ужаса, увидев бездыханное тело супруга! Ну, тогда всё становиться на свои места. Соседка увидела, что Алёна Аксёнова упала возле кровати. Ну и так далее. А потом она вызывает Скорую или похоронное бюро. Наверное, всё таки Скорую, потому что СМС-то писала больница. Потом оповестили Таньку. Ну, а когда зашли доктора из больницы, то соседка зачем-то или машинально закрыла за собой двери», - пришла, наконец, к логическому выводу Катя.   Мысли промелькнули быстро, вся эта цепочка проскользнула в голове Екатерины почти мгновенно.

Таня открыла дверь. Ключ вошёл легко и свободно, и вошла в квартиру. Там вроде бы всё было по-прежнему. Вещи стояли на своих местах, никаких следов, никаких открытых окон, ничего подозрительного, что так надеялась увидеть Катя. Вот только кот Балтик слонялся по квартире, уныло мяуча. Чуял, наверное, что с хозяйкой что-то случилось. Катька подошла к нему, села на корточки и сказала: «Ну, что ж, Балтик, теперь ты будешь жить у меня». Кот не отреагировал. Таньке было не до того. Она снимала ковёр, доставала коллекцию монет, статуэток и т.д.. она знала, что эти, хоть и мелкие вещички были самыми ценными в их жизни. Танька с улыбкой и удовольствием забирала вещи из квартиры. Катька знакомилась с Балтиком. Он отнёсся к ней неплохо, легко позволил положить себя на колени и даже довольно урчал от поглаживаний. Балтик подошёл к миске и принёс её к ногам Катьки, как бы говоря: «Покорми меня, а?». Катька улыбнулась и оглянулась на сестрицу. Танька уже заканчивала последние приготовления, раскладывая вещички на два кулька: ей и Катьке. В кульке для Катьки лежали все вещи Балтика, кроме миски, а точнее подстилка, подушка, коврик, игрушки, трёхкилограммовый пакет кошачьего корма, щётка для расчёсывания шерсти и ещё деревянный столбик, такие сейчас в большом количестве продаются  в зоомагазине, для точения когтей. Балтик видел и слышал все эти приготовления и, хотя был не в восторге, не сопротивлялся. Катька поглаживала его и закинула его миску в руки Таньке. Сестричка спокойно поймала её и положила Катьке в кулёк к остальным вещам кота, предварительно передав ей переездную корзинку Балтика. Катя открыла дверцу перед носом у кота. Тот хотя и понял, не отреагировал. Тогда девушка попыталась подманить его, кусочком бумажки, как котёнка. Но кот, похоже, знал этот фокус и не повёлся. Тогда Танька вздохнула и передала Кате миску и пакет корма. Кот вопросительно мяукнул и махнул хвостом. Екатерина, наконец, поняла, чего добиваются Таня и кот. Она насыпала корму в миску и поставила её в корзинку. Тогда Балтик спокойно даже с удовольствием зашёл в корзину, а Катька закрыла дверь. Вскоре из корзины послышалось довольное мяуканье. Катька улыбнулась: её понравился Балтик. Татьяна уже всё забрала из квартиры, и подошла к двери, Катя поспешила за подругой. Балтик трясся в переездной корзинке. Танька на мгновение застыла в дверях, окинув взглядом квартиру, и вышла за дверь. Катя, нетерпеливо дождавшись подругу, буквально выбежала за дверь и, ни слова не сказав Таньке, помчалась домой, при чём не к себе, а к подруге. Таня догнала её уже на улице и крикнула ей вслед: «Катька, ты куда?», но сестрёнка ей не ответила, корзинка с Балтиком была забыта и брошена на асфальт. Девушка пожала плечами, и уже собиралась звонить Кате, но её пришла СМС. От Неизвестного. Она гласила:

«Оглянись вокруг и заметь меня, Таня!». Девушку, как будто что-то подхлестнуло, она увидела какой-то силуэт. Человек был в короткой куртке и держал … мобильный телефон! Танька помчалась к нему со всех ног, он стоял спокойно, раскинув руки и улыбавшись. Татьяна влетела в его объятья, и как маленькая посмотрела на него сверху вниз. На неё смотрели два тёмных, красивых глаза Неизвестный, вообще оказался очень миловидным парнем. Прямой нос, тонкие губы, яркий, приятный взгляд, по росту чуть выше Таньки, крепкие руки, явно сможет защитить от любой напасти. Сейчас эти два тёмно-карих глаза выражали, то, что называют иногда «неосознанной любовью» и Танька это понимала. Какая теплота исходила из этих двух точек! Тане казалось, что весь мир сузился и есть только она, он и этот старый двор.

- Меня зовут Рома, Таня, - почти прошептал Неизвестный. Голос у него был мягкий, приятный.

- Мне кажется, что я тебя уже видела когда-то давно-предавно, но потом почему-то всё забыла, - таким же полушёпотом ответила Таня. В начале фразы в тёмно-карих глазах Неизвестного отразилась тревога, но эта тень была настолько мимолётной, что влюблённая Таня её даже не заметила.

- Тань, я так долго ждал встречи с тобой, - искренне сказал Неизвестный.

- Ромка, - только и смогла сказать Таня. В ёё груди бушевала такое пламя, что голос разума смог пробить только одну фразу, остальные утонули в море эмоций. Эта фраза заставила Таню оторваться от Неизвестного и кинуть записку, что она якобы пошла домой на корзинку Балтика и открыть кота. На большее девушки не хватило, а Неизвестный просто подошёл, взял её за руку и сказал: «Пойдём, отсюда, Танечка», кивнув в сторону сквера. Таня с лёгкостью и счастьем, лучившимся в глазах, пошла за ним. Она не могла оторвать глаза от лица Романа. За эти несколько самых счастливых минут в жизни Тани они не обменялись ни словом, но ни оторвали взгляд друг от друга ни на секунду. Они вошли в сквер, Неизвестный потянул её за собой в самый дальний уголок парка и раздвинул ветки кустов. Сама Таня е знала, что там была полянка. Рома потянул её на небольшой холмик и вдруг взял её за вторую руку, притянул к себе и … поцеловал! Тане показалось, что она оказалась на облаке, и её ноги мягко утопают в этой едва осязаемой пене, а сама она бесконечно падает вниз, в глубину этих тёмных зрачков. Сколько это длилось миг или вечность никто с определённостью сказать не мог.

- Ромка, - только и смогла сказать Таня, - Я никогда ни с кем так не целовалась!

- Танька, если б ты знала, как долго я ждал этого момента, - сказал он. Теперь они стояли, уже обнявшись и глядя, друг другу прямо в глаза, никто из них не выразил, то, что думал, словами, сколько волнения, любви, трепета они ощущали в этот момент, но глаза не могли обмануть. Никакими словами нельзя было передать, то, что зажглось в них.  Всё и так было ясно. Казалось, что они останутся здесь на этой поляне навечно, они просто не смогут расстаться. Наконец, как показалось девушке, с невероятным усилием она взяла Неизвестного за руку и потянула к выходу на дорожки парка. Но глаза Ромы выразили недоумение, в них застыл вопрос: «Если нам хорошо, то зачем уходить?», а на него Таня не смогла дать ответа, поэтому, даже с каким-то удовольствием, вернулась в объятия Ромы и сама поцеловала его. Блаженство, к сожалению, длилось не долго. Ветки кустов зашуршали, кто-то, наверное, хотел зайти на поляну, и Рома с Таней вынуждены были уйти к дорожкам парка. Они проходили по парку несколько часов. Этой паре было очень хорошо вдвоём.

Домой Таня вернулась поздно вечером, но даже не позвонила подруге, если б дело не касалось Неизвестного, Танька первым делом бы помчалась к Екатерине. А ведь завтра Ромка ещё и к ней домой придёт! Она ещё была в лёгком шоке и когда глянула на дисплей мобильника, то с удивлением обнаружила, что он отключен, наверное, девушка сделала это бессознательно. В конце концов, Танька уже была не в состоянии соображать и потому она просто легла на кровать, даже не раздевшись, и почти сразу погрузилась в глубочайший сон. А зря всё же мобильный телефон Татьяны был отключён, потому что Катя долго и упорно пыталась дозвониться до сестренки, и злилась на неё. Катька тогда сбежала от Тани, потому что, наконец, поняла, что не давало ей покоя в Максиме Родионовиче: та последняя воля, в которой указано, что родителей Тани должны похоронить без дочери, не было! Катька стремглав помчалась к Татьяне, посмотреть завещание и увидела листик в файле, но он был написан другими чернилами и совершенно другим почерком. Вот оно то доказательство, которого не доставало Екатерине! Позже Катя пыталась дозвониться до Тани, но её мобильник был отключён, она вернулась к подъезду квартиры, где жили родители Таньки. Там она увидела раскиданные вещи и занесла по домам. После этого, вроде обычного в данной ситуации дела, Катю не покидала смутная тревога за подругу, но всё же внутренний голос подсказывал, что ничего опасного для жизни и физического здоровья Тане не угрожало. Но вскоре Катька вспомнила, какой завтра день: завтра они с Танькой идут забирать ребёнка. Сама Катя не заметила, как пролетели те несколько часов, которые Танька провела с Неизвестным, но сестрёнка-то этого не знала. К тому же кроме этих раздумий её посетила довольно важная мысль. Она вспомнила, что её подруга – Елена уже не риелтор, и когда они в последний раз виделись, то она что-то упоминала про приют. То ли она стала хозяйкой, то ли нянечкой в неплохом детском доме. Единственное, чем этот дом отличался от остальных, так это тем, что туда не брали бродяжек и оборванцев. Туда обращались родители, которые  в полной мере осознавали свои действия. К примеру, из-за нехватки средств ребёнка перекладывали на плечи хозяйки приюта или если родители отказывались от ребёнка, там пожалели сделать аборт и теперь неохота возиться. Но главное, что у детей не могло быть дурной наследственности и плохих генов (в большинстве случаев) Поэтому этот приют идеально подходил подругам. Катя, позвонив Елене, уточнила все подробности и получила ту же информацию, что перечислена выше. И ещё Екатерина договорилась, когда они встретятся. Вообще, Елена – старая институтская подруга Кати. Они учились на одном курсе и на одном факультете. Елена  была неплохой подругой, но с Танькой всё же никто не мог сравниться. Она была болтушкой, но всегда помогала на сессиях, она любила хорошо поесть в институтской столовой и имела множество хороших качеств. К примеру, верность к парням, наивность, честность, очень приятный, участливый взгляд, лёгкая опёка, которой она обдавала каждого, кто приближался к ней с добрыми помыслами. Но Елена изменилась. Она перенесла тяжёлый удар, когда вырвалась из родительского гнёздышка и окунулась в суровую студенческую жизнь с комнатами на двоих в общежитиях и готовой едой из супермаркета. Это было очень трудно для девушки, и, как результат, Елена изменилась,  и изменилась к лучшему. Она стала собраннее, самостоятельней, начала сама принимать решения. Но избавиться от наивности и доброты ко всем и каждому не могла. Эти качества остались у неё насовсем. Хотя, когда она была на работе всё как-будто замораживалось у неё в душе. Елена была раскованной, общалась с коллегами, но всё же у неё не было этой опёки. Возможно, это случилось, потому что Елена завела себе кошку и изливала многое на ней. Она доверяла своей кошке тайны и секреты, тревоги  и радости, изливала ей душу, как самой лучшей подруге. Она единственная, кто по-прежнему поддерживала связь со своими однокурсницами. С каждой. Елена звонила им примерно раз в две недели, поздравляла с праздниками и днями рождениями, отправляла открытки по электронной почте и радовалась, узнав какие-то хорошие вести про них. Плохое таинственно проскальзывало мимо ушей Елены и не задевало сознания.         

Катька очнулась и забыла про Елену и приют, только тогда когда Танька вернулась домой, то есть в пол-одиннадцатого. В пять Катька вернулась к себе в квартиру, потом прибралась в ней, поела. И только тогда Екатерину полностью захватили мысли о завтрашнем дне, о столь близком, но не досягаемом. Про приют, про девочку, которую они там возьмут, про то, как они её привезут, …. В конце концов, Катя, набравшая Танин номер: мобильный и домашний и не дождавшись ответа, уснула. Как же Таня могла спать так крепко.  И для неё и для Кати это оставалось загадкой, а вот для Романа – нет.  Ведь он «навестил» Таню той ночью и прекрасно знал, что Татьяна не проснётся этой ночью, и ни о чём не вспомнит утром, даже если проснётся.

Утром Таня проснулась, и с удивлением обнаружила, что спала очень долго, ведь было уже полдесятого, и, что к ней уже должен был прийти Рома. Ведь они договорились! Неужели, он обманул! Но нет, включив телефон, Танька увидела СМС-ку написанную в девять от Неизвестного, в которой он писал, что ждёт её в сквере, на той поляне. Также она увидела огромное количество пропущенных звонков от Катьки  и написала СМС, что зайдёт за подругой в час дня, и снова выключила телефон. Девушка быстро оделась и выбежала на улицу. Рома уже ждал её с телефоном в руках. Как только взгляд Татьяны заметил Неизвестного, она сразу сорвалась с места и помчалась к нему. Вместо приветствия Неизвестный поцеловал Таньку. Татьяна ответила ему тем же. Потом девушка взяла его за руку и потянула в сторону своего дома. Вообще Таня с родителями жили практически напротив, а точнее через этот скверик и оживлённый перекрёсток. Рома изо всех сил делал вид, что не имеет ни малейшего понятия,  о том, где живёт Танька, и, честно сказать, ему это удавалось. Неизвестный, прямо скажем, давно знал, где живёт Татьяна. Он чуть ли не следил за ней. Рома знал про неё всё: где находится её работа, где живёт Катя, где живёт Антон, где живёт его новая девушка, в общем, Рома был экспертом по Танькиной жизни. Таня же видела только его и никого больше. Даже если бы ей сейчас позвонила лучшая подруга Катя – она бы её не узнала. Танька забыла обо всём, что собиралась сегодня сделать, что хотела показать Неизвестному. Её всецело захватило состояние безграничного счастья, которое иногда посещает везучих влюблённых. Тане было приятно ощущать тепло его пальцев, слышать шум дыхания и те ласковые слова, которые он говорил по дороге. Для Тани в этом и заключалось самое главное удовольствие. Наверное, поэтому дорога, обычно занимавшая у девушки, пять минут мягко уступила времени и позволила протянуться полчаса. Рома и Таня ворковали словно голубки.  Сейчас, даже если бы Таня увидела своих родителей вживую, она бы не удивилась, а точнее просто не заметила бы их. Рома тоже был в какой-то мере одурманен Татьяной. Её красотой, её лицом, её решительностью… всем, что было в этой необыкновенной девушке, всем этим он дорожил и не хотел потерять. Рома знал её уже давно и видел её много раз. Вблизи и издали, видел её знакомых, друзей и подруг, замечал в Таньке все мелочи и любил эту девушку всем сердцем, хотя даже про себя ещё не выразил это чувство словами. Все те нежности, которые он говорил, слетали с губ и не задерживались в сознании, рассудок, казалось, помутился. Что-то вроде пузырьков шампанского ударяло в голову, вызывая фонтаны и водовороты мыслей. Идеи и фантазии искрились, словно бенгальские огни и обдавали друг друга холодными брызгами огня. Он испытывал неудержимое желание положить Татьяну на кровать и поцеловать её, прижимая к груди горячее тело девушки. Тане тоже очень хотелось прикоснуться к Неизвестному, прижаться к нему, коснуться его губ, как маленькой заглянуть в глаза и увидеть в них то тепло и ту ласку, которой он обдавал Татьяну при каждом взгляде на неё.

Катя проснулась. Она проснулась очень резко и неожиданно, сразу же привстав с кровати и опустив ноги на холодный пол (все ковры, обычно его покрывавшие Катька свернула и сложила в угол, чтобы потом в последнюю минуту даже не вспоминать про них). Обрывки снов были смазанными, оплывшими и утекали, как вода из памяти, все кроме одного. Причиной столь внезапного пробуждения оказалась сцена. Танька лежала на кровати, на ней лежал человек, и они целовались! Целовались очень пылко и страстно, как будто их губы ждали этого момента веками. Они обнимались, и что-то шептали друг другу, но Катька не услышала и не увидела подробностей. Это был красивый парень. Молодой, спортивный, подтянутый, яркие глаза, прямой нос, тонкие губы, чуть смуглая кожа. Внезапно, у Кати в мозгу появилась какая-то мысль. Даже не мысль, а её основание. Она защекотала память Кати, ворошила что-то, и тут её старания увенчались успехом, из памяти выплыло: человек в чёрном одеянии… Максим Родионович! Это он сейчас целуется с Танькой. Было ещё что-то, что Катька никак не могла оформить ни словами, ни впечатлением, ни эмоцией. Что-то бесспорно важное, но с чем оно хотя бы связано. Рука с обожженной кистью мучительно заныла: «Ага, разум не помнит, тело показывает», - про себя сказала Катя, - «Значит, что-то связанное с пожаром. Как это было. Я открыла дверь и вошла в здание. В вестибюле не было ничего необычного. Я прошла к кабинету начальницы и, взявшись за ручку, услышала вопль Афанасия Анатольевича. Он кричал, что в здании пожар и просил о помощи, тогда я залезла в подсобку, откуда доносился звук, и увидела искрящуюся проводку и парня. Я не успела увидеть его лица, потому что он кинул мне в руку горящую тряпку. То есть это он поджёг здание. Там же лежал Афанасий Анатольевич с разодранной одеждой и разбитой в кровь скулой. А потом я ничего не помню от боли. Только какие-то пятна. Лицо сестрёнки, больничная палата… Может этот парень и есть Максим Родионович? Да, нет, тот был старый, а поджигатель этот молодой. Сколько вопросов и так мало ответов! Вот вопросы:1. Кто поджигатель? 2. Кто целуется с Танькой? 3.Кто такой Максим Родионович? 4. Зачем этому поджигателю понадобилось идти на этот шаг? 5. Где та настоящая воля родителей Таньки? А ответы 1. У меня глюки 2. Это Неизвестный 3. На самом деле его /её не существует. А на третий вопрос у меня вообще нет даже вариантов ответов. Зависть? Глупость? Безрассудство?», - горестно подумала Катька. Вот только это здесь написано так быстро, а на самом деле, каждая сценка стоила Катьке немалых трудов. Она попыталась выбить из своей памяти ещё что-то, но уже не могла.

Только сейчас она посмотрела на часы. Они гласили 10:40. Катька потратила на все эти мысли полчаса, не больше, а проснулась в десять. Взгляд тогда машинально зацепил циферблат часов. Выходит, что уже надо  собираться, ведь нужно ещё заскочить к Елене, позвонить в ту газету, куда Танька дала объявление о продаже своей квартиры, просмотреть пакет документов, который Катя успела подготовить к походу в детский дом.

Написал: 18:46, Ср 22 Август 2007
Коментарии (1) | Добавить коментарий | Ссылка

Сегодня...

Всем привет! Я наконец поместила самую мою масштабную работу! Пожалуйста, ообязательно напишите по её поводу комментарии, потому что я не знаю, кака она выглядит со стороны!  А для меня это очень важно!


Написал: 15:23, Ср 22 Август 2007
Коментарии (1) | Добавить коментарий | Ссылка

Итак, она звалась Татьяна

 

«Итак, она звалась Татьяна…»

 

Она шла и шла совсем одна под тихую музыку дождя. Он бросил её. Её сердце разрывалось. Почему вдруг мир стал таким серым, почему по её щеками беспрерывно текут слёзы. Она ведь не любила его, точнее думала, что не любила.… Как в мире всё запутано. Что делать? Она бродила по пустынным улицам, по серым лужам. Ей было всё равно, что о ней подумают. Её звали Татьяна…

Она бродила до глубокой ночи.… До ночи плакала. На работу не пошла. Но Татьяна всё же была решительная девушка. Наконец около часу ночи. Она сказала себе: «Жизнь должна продолжаться». И она пошла. Пошла домой. Но она не спала. Ей нужно было успокоиться. Но заставить перестать себя плакать она не могла. И так пока не кончаться слёзы. А дождь бил в стёкла, а он был где-то с другой, нежился в её объятиях. Его звали Антон.

Но она должна была навсегда вычеркнуть его из своей жизни. «Не проще ли умереть», - сказал один голос в её сознании. Слёзы пропадали как дымка. Но чувство одиночества не покидало её. Она одна в тёмной квартире. Снова одна. За что так? И вот она почти собралась с духом, и вдруг зазвонил телефон. Забыв обо всем, Таня подскочила к мобильнику. Неужели?! Нет. Кто это был, ей было узнать не суждено, это была СМС. В ней было: «Не плачь. Я с тобой, Танечка». Номер был неизвестный. Когда Таня набрала номер, ей ответили: «Такого номера не существует. Проверьте правильность набора».  Несмотря на это, Татьяна почувствовала, что этому человеку можно доверять. Как будто он ободряюще протянул ей руку. Она сумела улыбнуться. Она вспомнила, как всё начиналось.

Ей было 16, она скромная, бедная девушка, приехала в столицу учиться. Друзей нет, знакомых нет, в Москву её протолкнула добрая тётушка Калина, оставив в завещании ей денег на дорогу и первый месяц жизни, также она завещала Тане однокомнатную квартирку, которую она когда-то купила. Он объявился через два месяца, когда Таня уже кое-как освоилась в чужом городе. Он был на два курса старше её, но был так добр с ней, а ещё через неделю признался, что любит её…. Как она была счастлива. Ещё пять месяцев под ногами у неё было небо. Но вскоре она заметила, что Антон к ней охладел. У него вдруг появились другие дела, походы, сессии. А она до конца года свято верила, что Антон её любит. Пока не настал вчерашний день, пока он не сказал с кем он по-настоящему, пока не настала годовщина года её жизни в Москве. Теперь она абитуриентка и работает в хорошей фирме. Всё меняется. Таня вздохнула и наполнила ванну горячей водой и душистой пеной. Полежав в горячей воде, девушке стало лучше. Вскоре Таня завернулась в огромный ей не по размеру халат и поставила тихую музыку. Ведь она всегда так делала, если у неё в жизни были проблемы. Теперь она могла подумать, кто же это мог быть, кто написал ей СМС? Снова зазвонил телефон. Таня с любопытством посмотрела на экран, и да, это был тот же номер. «А-а-а-а, интересно, кто я? Можешь попробовать постучаться ко мне в ICQ». Далее был написан номер.

Татьяна сильно задумалась, стоит ли ей пытаться связаться с каким-то странным, мифическим человеком. И всё же решила, что нет. Её размышления прервал телефонный звонок. Звонила Катя, лучшая подруга Тани, поговаривают, что они в довольно близком родстве, но хотя они всегда называли друг друга сёстрами, почти никто не знал об этом, возможно, ложном родстве, однако факт оставался фактом – Катя и Таня понимали друг друга на любом расстоянии и всегда были готовы помочь. Катя тоже когда-то приехала в Москву и была в таком же положении, что и Таня, только у неё не было парня, но когда приехала Таня, Катя уже полгода, как жила в Москве.

- Алло, Танюш, что случилось, что произошло? Я так разволновалась за тебя, сестричка!

- Алло, Катюш, привет, всё в порядке не волнуйся, - поспешила успокоить её Таня, - просто я решила прогуляться.

- Ха, конечно, так я тебе и поверила. Ну-ка, колись, - потребовала Катя

-  Ну, Катюш, я не хочу об этом говорить.

- Что, Антон бросил?! Вот бывают же люди на свете, - Таня не раз поражалась этой способностью её подруги угадывать все, что происходило в её жизни (хотя, пожалуй, это было взаимно).

- Катюх, как ты догадалась? – тяжело, уже не скрывая горечи, вздохнула Таня.

- Во, сестричка.. Ну, да, ладно, господи, разве он единственный холостяк в Москве.

- Да, верно, ты права, не единственный, но всё равно так больно

- Нет, ты чего-то не договариваешь, а ну-ка, давай, признавайся, сестрёнка.

- Ну, хорошо, - и Таня рассказала ей про неизвестный номер.

- Круто, это значит, что у тебя есть друг в такой большой столице. Ты говоришь, что он дал тебе свой номер ICQ?. Так, постучись к нему.

- Кать, а с тобой-то что случилось, неужели у тебя друзей нет? - спросила Татьяна, услыхав нотки зависти в голосе сестрёнки.

Катя тяжело вздохнула и сказала:

- Да, понимаешь, Тань, вроде есть и много, а с другой стороны доверять я могу только тебе. Как ляпну что-нибудь девчонкам, так об этом знает уже весь университет.

- Ну, ты не одинока. Со мной также, но я ведь не чувствую себя из-за этого плохо, - почти искренне (ей казалось, что Катя привирает) стараясь подбодрить подругу, сказала Таня

- Как бы не были мы с тобой похожи, а всё-таки мы разные. И каждая из нас сама оценивает свои неудачи и радости.

- Чего так печально, Катюшенька? – уже почти с иронией спросила Таня (а Катя всё гнула своё).

- Да, понимаешь, я устала от давления общества, оттого, что я не такая, как все…

- А если, честно, Катя?

- Ну, а если честно, то я Тань, ребёнка хочу, - наконец призналась подруга.

- Ох, Катя, как ты меня напугала, да ведь ребёнок это не проблема … - начала, успокоившаяся  Татьяна.

- Да, нет, понимаешь, я не хочу иметь отношений с мужчинами, в этом и трудность.

- Ох, Кать, да какая это трудность! Пошли в  приют возьмём ребёнка патронатом, а там уж посмотрим.

- Слушай, сестрёнка, ты гений. Ты не против, я сейчас приеду к  тебе, и мы поедем в детдом.

- Нее, сначала мы приберёмся в обеих квартирах, соберём документы, перекусим и тогда уже поедем.

- Снова, рутина, - вздохнула, окрылённая Катя на прощанье, и повесив трубку.

Было уже девять утра и нужно было собраться к приезду сестрёнки. Таня зевнула и вдруг поразилась, тому, что она совершенно спокойна. СМС и разговор с Катей вдруг сильно подняли её к повседневности и мокрым апрельским лужам за окном и, начинающей пробиваться, зелени. Вся боль от того, что её бросил Антон, ушла и не возвращалась. Собственно для Татьяны это был лучший выход, чтобы не чувствовать постоянного одиночества. Татьяна вздохнула, надела любимую кофточку, штаны с широким ремнём и по привычке сделала хвостик. У Тани были длинные до лопаток волосы. Коричневые с рыжеватым отливом. Вообще, Тане очень шли распущенные волосы, потому что они очень изящно обрамляли её лицо, но где там, в суете институтской жизни успевать следить за причёской. А вообще, лицо у Татьяны было круглое красивое, с двумя ярко-карими весёлыми глазами, длинными ресницами, красивыми губами и прямым носом. Девушка не очень любила разглядывать себя в зеркале, но не потому что она себе не нравилась, а потому что Таня не любила тратить на это время.

Закончив с утренним приведением себя любимой в порядок, Танька пошла на кухню, готовить завтрак. Послышался звонок, она вполне спокойно подошла к телефону, это была её начальница:

- Татьяна Александровна, с вами что-то случилось?

- Нет, не волнуйтесь Елена Аркадьевна, со мной всё в порядке, просто я должна ехать с подругой в детдом забрать ребёнка. Я просто не успела позвонить, - слегка кривя душой, сообщила Татьяна.

- Ах, ну если дело в этом… - смягчилась начальница, - Ладно, Татьяна Александровна, жду вас завтра на работе. У вас деловая встреча с редакторами газеты «Вечерний бульвар» в пять. Просьба приехать пораньше. К четырём.

- Хорошо. Я буду на месте, - совершенно искренне, сказала Таня. Ведь, она работала в приличной, обеспеченной фирме, получала немалое жалование, и ей нравилась работа и коллектив. Таня работала в крупной сети магазинов по продаже мебели, и к тому же она, как сотрудница получала немалую скидку на фурнитуру, и могла обставить свой дом с большим комфортом. Она раскручивала и рекламировала фирму, также придумывала акции, лотереи и розыгрыши для популярности фирмы.

Хотя, мы отвлеклись. Итак, Таня спокойно приготовила завтрак и стала дожидаться подругу. Зазвонил телефон, снова пришла СМС от неизвестного. Она гласила:

«Твоя подруга в беде, скорее приезжай к месту её работы. Ни о чём не спрашивай, никому, кроме неё ничего не говори, не трать время. Скоро ты получишь от меня ещё одно сообщение. Удачи, Татьяна!”.

Теперь возник вопрос доверия этому человеку, но в голову Тани прыгнула мысль: ”Даже если с Катей всё в порядке, Таня просто обязана всё проверить, ведь она ничего не потеряет, и к тому же она может оставить Кате записку, если это всё неправда и подруга явится раньше”.

Таня быстро оделась, потому, что, теперь имея подтверждение своей тревоге, которая в ней появилась ещё со звонка Кати, девушка решила действовать. Татьяна ловко переложила все документы и мобильник в дальний карман куртки (всё-таки в апреле было ещё холодно), оставив в сумке только недорогую косметику, зеркальце и ложную визитную карточку, сохранившуюся у неё со старой работы. Ключи она также постаралась запрятать подальше. Потом она включила радио и услышала передачу об автомобильных ДТП, ей очень повезло, именно в этот момент на её любимой волне передавали эту информацию. Вроде бы о несчастных случаях ничего не сообщалось. Таня решительно выключила преемник и вышла за дверь.

Ох, если бы ты только сделала это на минутку позже.… Ой…

Татьяна вызвала такси по дороге, слава богу, машина подъехала быстро. Её не покидала тревога за Катю. Возле здания Таня едва отдала деньги шофёру и просто бегом помчалась за угол. Здание было в огне.

- Катя, Катя, Катенька! - вскричала Таня, похоже, в здании никого не было, но Татьяна, просто инстинктивно ощущала, что её сестричка там в огне.

- Алло, пожарные, скорее приезжайте по адресу… - и Таня быстро продиктовала им улицу.

- Понял, сейчас будем, - сказал суровый мужской голос.

Похоже, что пожар начался изнутри. Таня взяла какую-то железяку, и что было сил, стукнула замок чёрного выхода, такого удара, потрясённый до глубины души замок не вытерпел и сорвался, потом Таня разбила этим же «ломом» саму дверь чёрного выхода и все окна первого этажа, наконец, подъехали пожарные:

- В здании есть люди? - спросил крепкий, уже привыкший к подобным сценам пожарник

- Да, там моя подруга, - достаточно спокойно сказала Татьяна, удивительно, но она ещё сдерживала желание раскричаться и впасть в истерику.

Тут, в бывшую дверь чёрного выхода выскочила Катя. Видок у неё был не лучший: причёска растрёпана, сильный ожог на кисти руки, перевязанный какой-то половой тряпкой, было видно, что девушке трудно даже держаться на ногах, её била дрожь, глаза покраснели от дыма, одежда порвана и испачкана.

- Там… Афанасий Анатольевич… - тяжело выдохнула Катя и медленно сползла вдоль стенки.

- Катя, Катюшенька, - конечно же, уже не сдерживаясь, вскрикнула Таня, оставшегося хладнокровия у неё хватило, только для того чтобы набрать 03 и кратко объяснить что случилось. После этого Таня еле не забилась в истерике (это всё же был не её стиль). Пожарные действовали довольно умело, и быстро потушили пламя. «Скорая» тоже приехала быстро. Обеих девушек отвезли в больницу. Таня бы ни за что не бросила сестру. В больнице Катя пришла в сознание, она открыла глаза, и попыталась привстать, но сестринская рука мягко уложила её на подушки. Таня сидела возле её кровати с опухшими красными глазами. Врачи сказали, что состояние Кати вполне нормальное, у неё просто шок, от пережитого потрясения и  довольно сильный ожог на руке, однако уже через три недели с необходимыми мазями, он спадёт.

- Тань, что случилось? Где мы? Мне приснилось… Пожар…

- Тебе не приснилось, в вашем здании был пожар, ведётся расследование, Афанасия Анатольевича тоже спасли. Твоё содержание в больнице я уже оплатила, - терпеливо сообщила Таня, внимательно вглядываясь и вслушиваясь  в подругу, - но это не так важно. Важно: как ты, Катюшенька?

-Ой, если честно, Танька - хреново, голова болит, рука болит.… Расскажи, что произошло, помню «скорую»,  пожар, Афанасия Анатольевича… - осколки воспоминаний были острые и больно кололи память Екатерины, - сколько я здесь пробуду, Тань?

- Ну, я не знаю, врачи говорят, что две ночи, и потом тебе выпишут мази от ожога руки, и мы поедем домой.

-Ох, Танька, вижу же, что ещё случилось?

-Ну, Кать, понимаешь, тут такое дело…

От нежелательного ответа Таню спасло появление врача:

-Больная пришла в сознание?

-Да, я пришла в сознание, если вас это интересует, - сказала Катька, - но для вас  я не больная, а Екатерина Александровна.

Таня улыбнулась, было видно, что чувствует себя её сестрёнка паршиво, но уже была в своём репертуаре. А это успокаивало. Был уже час дня. Катя не приходила в сознание около трёх часов. Таня решила ехать домой. Теперь у неё было важное дело к этому Неизвестному, она обязана была его поблагодарить за спасение жизни подруги, ведь в здании было почти пусто, потому что везде в редакции популярной московской газеты меняли мебель (кстати, они сотрудничали с фирмой, где работала Татьяна). Катя заехала туда, чтобы взять справку от работодателей для начальника приюта, поскольку мотаться туда сюда девушке не хотелось. Из-за чего произошёл пожар было неизвестно, однако уже доказана невозможность поджога здания, предполагается, что в связи с ремонтом старая проводка, вспыхнула, ведь, буквально, через несколько часов её собирались заменить.

Удивительно, но Таня ещё не впала в истерику, она бы, если бы это случилось пару дней назад, просто не выдержала, свалившихся на неё несчастий, словно кто-то крепко удерживал её, направлял, заставлял смотреть вперёд с высоко поднятой головой.

Снова пришла СМС от неизвестного:

«Тань, ты просто молодец!!! Я уже думал, что ты не поверишь! Я тебя теперь так уважаю!!! Танька, постучись ко мне в ICQ! Я весь день буду там. Надеюсь, ты не против, что я к тебе, так по родному, обращаюсь?»

«Нет, не против», - подумала Татьяна, она уже знала, что этому человеку можно доверять, что он ей настоящий друг, не хуже Катьки.

Девушка поспешила домой. Там она включила компьютер. И набрала его номер:

ТАНЯ: Привет, неизвестный. Спасибо тебе большое за то, что спас мою подругу.

НЕИЗВЕСТНЫЙ: и тебе спасибо, Танюш, за то, что поверила мне.

ТАНЯ: А как ты узнал про пожар?

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Ну, это моя работа…

ТАНЯ: Понятно. Значит ты мне друг

НЕИЗВЕСТНЫЙ:  Ну, я был бы очень рад быть твоим другом.

ТАНЯ: И я была бы рада иметь такого друга.

ТАНЯ: Ты ещё с кем-то переписываешься?

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Да, нет в столице у меня крайне мало знакомых…

ТАНЯ: Ну, вот теперь одна подруга у тебя точно есть. А мы могли бы встретиться (в нормальном смысле)? Просто хочется на тебя посмотреть.

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Нет, не думаю. Это противоречит правилам моей работы, но говорю искренне, я бы очень хотел с тобой встретиться.

ТАНЯ: Ну, что ж хорошо.

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Пожалуйста, не обижайся, Танечка.

ТАНЯ: Ладно, не буду.

ТАНЯ: Прости, мне пора, мне, правда, пора. Мне надо навестить Катю в больнице. Слушай, может, ты знаешь, как бы мне ей сказать про её квартиру… Ты в курсе?

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Да, я в курсе, твоей проблемы. Ну, что ж лучше скажи ей всё честно, если ещё что-то случиться я пришлю СМС.

ТАНЯ: Ещё раз спасибо за Катю. И вообще, спасибо.

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Не за что. Пока.

Таня улыбнулась и выключила компьютер. Удивительно, но эти несколько реплик заняли у неё полтора часа. Девушке ещё нужно было убраться в квартире Кати: помыть полы, вытереть пыль и пропылесосить ковры. Уборка, как дело трудоёмкое, и потому, сразу после уборки в квартире Кати Таня сразу помчалась в больницу навестить подругу. Было уже шесть.  Но, заскочив на секунду, домой переодеться и взять гостинцев Таня увидела, что к ней на мобильник пришла СМС от неизвестного:

«Привет, Тань, послушай, если ты не возражаешь, я предлагаю тебе встретиться в парке в субботу, когда тебе удобно, ответь мне по ICQ, как только получишь эту СМС. Заранее спасибо».

Таня улыбнулась, грудь налилась теплом. Девушка включила компьютер и быстро написала: «Буду ждать. Если ты не против, давай встретимся около пяти. О.К.? На всякий случай, я буду в зелёной куртке с зелёной сумкой. До встречи». Таня почему-то была очень счастлива, он ей определённо нравился, этот неизвестный. И окрылённая Татьяна побежала в больницу, поделиться последними новостями с Катей и выслушать её.

Танька быстро оказалась в больнице. Катьке было явно лучше, и опухоль от ожога уже заметно спала, чему Танька была несказанно рада.

- Ох, Катька, как я рада, что тебе стало лучше! – воскликнула, войдя в палату, Таня, широко улыбаясь.

- Привет, сестрёнка, как я рада, что ты заскочила, ты была права, врачи сказали, что я здесь проведу всего две ночи,- сказала, тоже улыбнувшись, Катька.

- Катька, тут такое, - начала, было, Таня, но сестричка её прервала, - что опять СМС от неизвестного? Кстати, ты стучалась к нему в ICQ?

- Да, СМС от неизвестного. Он назначил мне свидание!!!

- Круто! Так, ты думаешь, что это твой ОН?

-Да, Катька. Похоже, я влюбилась…

- Не влюбилась, точно. Ты же его даже не видела! Танюх, вернись на землю! – внезапно, изменив тон, сказала Екатерина.

- Эй, ты что, Кать? – удивилась Таня.

- Ой, извини, сама не знаю. Как только ты сказала, что втрескалась в него, так во мне что-то будто включилось, до сих пор коробит. Полное ощущение, что он изысканный гад.

- Мне его ещё надо увидеть, ты права, - уже менее воодушевлённым тоном сказала Таня. Но всё равно в душе у девушки всё пело.

- Кстати, Тань, так мы поедем в приют? – вдруг спросила Катя. У неё ещё оставались знатные сомнения, по поводу неизвестного, но Катя решила отложить раздумья о нём на потом.

- В какой приют? - сначала не поняла Татьяна.

- Ну, мы же собирались! Ещё до пожара! За ребёнком!

- Ах, да, - вспомнила Таня, - Да, ты что, Катюш! После того, что из-за этого произошло!

- Но приют и дети ведь в этом не виноваты, - здраво заметила Катя.

- Ну, ладно, хорошо. Поедем.

Ещё часа два продолжалась между подругами оживлённая дискуссия на эту тему, пока Таню не выгнали, под предлогом окончания времени посещения.

В девять Татьяна была уже дома. В больнице девушки договорились, что   Таня возьмёт крупную сумму, которую они когда-то положили в банк, и отнесёт  в квартиру Кати. Также, они решили, что возьмут девочку трёх-четырёх лет (хотя это было ещё не однозначно), и ещё: они пойдут в приют уже через день после того, как Катя выйдет из больницы. Но только беда была в том, что этот день будет пятница, а значит, Таня не сможет помогать подруге с девочкой в субботу, поэтому Татьяна, как бы ей не хотелось этого делать, вынуждена была залезть в ICQ и сказать Неизвестному, что её планы изменились и предложить перенести свидание на другой день. Что Татьяна и сделала. Неизвестный через полчаса вышел в сеть:

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Что случилось, Тань?

ТАНЯ: Просто, мне надо ехать в приют, забрать ребёнка.

НЕИЗВЕСТНЫЙ:  А в какой приют вы едете?

ТАНЯ: Ещё не знаю.

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Жаль, ведь мы могли бы встретиться там…

ТАНЯ: А что? Прекрасная идея!

ТАНЯ: - Ну, тогда давай так,  мы встретимся около девяти, (утра, разумеется) в пятницу, и побудем немного у меня. Потом мне позвонит Катька (подруга, ради которой я и  иду в приют) и я пойду к ней, а ты выйдешь на десять минут позже и зайдёшь с нами в приют, как бы тоже ждёшь своей очереди. Потом я и Катька представляемся хозяйке приюта, и ты спрашиваешь, что-то вроде: «А не ты ли та самая Татьяна?», а я отвечаю вроде  «Какая та самая, мужчина?», а ты говоришь, например: «Так я  Неизвестный!», «О, привет! Какими судьбами», говорю я, а ты: «Да вот хотел воспользоваться здешним телефоном, мобильник сел, надо срочно позвонить, сказать, что не приду на встречу…»… Ну, и так далее. Нормально?

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Да, здорово, отличная идея, Татьяна!

ТАНЯ: Спасибо, до встречи.

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Пока.

Но тут Таня вспомнила про Катькину квартиру, она же ещё не сказала ей!!! Хозяйка Катькиной квартиры (Екатерина снимала квартиру) пришла и сказала, что выгоняет Катю! Что же им теперь делать! У Таньки хоть и большая, но однокомнатная, втроём не поместятся, а цены на жильё сейчас огромные. Может продать её квартиру, занять какую-то часть денег и попытаться купить трёхкомнатную…. Но найдёт ли её Неизвестный? Таня побежала к Кате, хозяйка дала неделю, чтобы придумать, где жить и самое главное на что. Таня решилась: завтра она пойдет, и всё расскажет Кате, сестрёнка что-нибудь придумает, а пока надо дожидаться пятницы.

Катя в больнице в эту ночь спала плохо, ей всё время казалось, что есть, что-то ужасное в этом Неизвестном. Казалось, что она что-то видела, а потом всё забыла. Она стала думать и слушала диалог двух голосов в её сознании:

- Она же твоя лучшая подруга, доверяй её выбору!

- Но каждый может ошибаться

- И ты тоже…

- Но, ведь у меня есть интуиция, а на Таню сразу столько валилось, её нервы на пределе.

- И твои тоже, ты чуть не погибла. Что ты прицепилась к нему?

- А почему он сразу не сказал, кто он, его имя, работу?

- Ну, мало ли, может он стесняется.

- Ладно, а почему тогда он не помог тушить пожар, а просто сказал.

- Ну, может он живёт далеко от работы, но слышал по радио, что там-то и там-то пожар.

- Тогда, пожарные уже должны были быть оповещены.

- Ну, это не факт, сейчас совсем не заботятся о человеческой жизни. Ты это ощутила на собственной шкуре.

- Ну, тогда…

- Может, ты просто ревнуешь, что теперь Таня будет проводить время не только с тобой, но и с ним, и скорей всего с ним гораздо больше.

- Возможно, но ведь они ещё даже не встретились, а….

- А ты уже ревнуешь. И Таня уже вся: «Ах, неизвестный! Ах-ах-ах-ах-ах!! И он такой, и он сякой!»

- Хоть в чём-то мы согласны!

- Да, ладно тебе придумай какой-нибудь повод, чтобы она не могла уйти от тебя в субботу.

- Так, это же только временная оттяжка. Они назначат другой день встречи, а мешать им каждый раз будет не разумно.

- Верно, но она же должна понимать, что это глупо: всё время уделять ему,  говорить только о нём!

- Да, но ведь говорят, что влюблённые теряют голову.

- А может, ты ревнуешь из-за того, что у неё в жизни уже второй мужчина, а у тебя ни одного!

И так проворочалась Катя на койке почти всю ночь, заснула под утро. А в двенадцать пришла Таня, когда только проснувшаяся Екатерина приподнималась на подушках.

- Катька, привет, ну как ты? Как твоя рука? - теперь, когда она затеяла авантюру с Неизвестным, Таня немного остыла и перестала говорить только о нём.

- Да, вроде нормально, уже не


Написал: 15:22, Ср 22 Август 2007
Коментарии (1) | Добавить коментарий | Ссылка

Инфа

Внимание! Сообщаю новую для моего дневника и всех, кто его читает информацию: У МЕНЯ ЕСТЬ СЕТРА!!! Она тоже сегодня завела дневник!!! Её логин: Yulia! Её настоящее имя - Юля! Мы близнецы! Но пишет она совсем в другом стиле и направлении.

Критиковать мою сестру и меня можно, но одобрения не ждите не на моём ни на её дневнике. У неё тоже есть фору м о детях и школе: http://www.rebenokishkola.spybb.ru.

Мы очень дружны! В общем, смотрите и решайте, но сегодня она ничего, кроме своего рассказа не выложит. Работу над дневником продолжит завтра! Заходите и оставляйте комментарии!


Написал: 21:40, Вт 21 Август 2007
Коментарии (3) | Добавить коментарий | Ссылка

Как вам?

 

Это мой новый рассказ. Как вам? Продолжать?

- Мама, что случилось? – Настя вбежала на кухню в одной ночной рубашке. Было два часа ночи. Мать была одета, причёсана, умыта и хлопотала на кухне.

- Тише, пока не буди Зою, - прошептала мать. Настя была старшенькой дочкой семьи Прокопятских. Ей шёл только тринадцатый год, но всё происходящее она видела с точки зрения семнадцатилетней барышни. Настя кивнула, пробежалась по их однокомнатной квартире и с озабоченным видом вернулась на кухню с одним лишь вопросом на губах. Мать зажала ей рот рукой.

- Тише нас могут прослушивать, - прошипела она чуть слышно. Настя снова кивнула и побежала в комнату одеваться. На их дом была осада уже полгода. Семья переживала очень трудный период. Муж Елизаветы Павловны –  Олег Иванович – умер, унеся тайну сокровищ, доставшихся ему от прадеда с собой в могилу. Одна лишь мать знала о кладе всё, однако боялась сказать даже своим дочерям, что представляет собой этот клад, и её чудом не убили в эти полгода. Настя понимала в каком состоянии находится их семья и брала на себя все обязанности по дому. Деньги зарабатывала мать. Она работала дома, постоянно меняя адреса электронной почты, номер телефона, номер кредитной карты и другие данные, которые могли привести к нахождению их дома и её Елизаветы. За последние полгода семья переезжала шесть раз, да, и то с великими предосторожностями и проблемами. Всё хранилось от маленькой Зои в тайне, в прочем та и не требовала объяснений. Привыкшая с детства, что лучше выполнять, чем получать, девочка делала всё, что от неё зависело, и что ей велели делать взрослые.

Готовая к пути Настя, ещё даже не спросив куда, когда и как они отправляются побежала собирать младшенькую. Разбудить Зою было просто. Также просто было объяснить, что «мы уходим из дома в другой». Хлопот с девочкой не было, но была проблема с её вещами, ведь в них запросто мог быть «жучок» или карманная мина. Настя пошла к себе и тщательно прощупала и перетряхнула все свои и сестринские вещи, попутно укладывая их в одну не очень большую дорожную сумку. Это заняло определённое время. Привыкшие к осадам дети не боялись, они привыкли к зашторенным и закрытым окнам и дверям, всегда заряженным ружьям, напряжённой тишине, знали очень многое о медицине, вплоть до сращивания переломов и переливаниях крови, не говоря уже о банальных простудах, в общем знали всё, то, что знает рядовой военный. Понятно, что учится девочкам практически не пришлось. Настя проучилась два года, а Зоя и вовсе не видала школы. Мать обучала их военному делу и азам наук дома.

Зоя не до конца понимала, что происходит, но слова, как «умрём», «смерть», «убийцы», и тому подобные, не таили для Зои что-то особенное. И это для пятилетней девочки! Конечно, она была маленькая, в какой-то степени беззащитная и не такая уж и самостоятельная, да она боялась этих неизвестных людей, она могла и струсить, но годы такой жизни заставляют в решающий момент делать всё правильно. Настя была намного старше, но всё же довольно часто чувствовала тоже самое, что и Зойка.

Младшая оделась  и пришла на кухню. Настя скоро разобрала вещи для экстренных случаев, приготовила для себя и Зои большую дамскую сумку, в которую положила бумагу, ручку, хлеба, воды, консервы, пару сухих обедов, немного чая, сахара, соли и одной жгучей приправы, которая при попадании в глаза давала нестерпимую боль, термос с кипятком, пустой термос, полотенца, мочалки, изрядную сумму денег (около десяти тысяч долларов), а также половину драгоценностей, вроде золотых колец и цепочек, фальшивые документы (детям требовались документы с года в любой стране), мобильник, салфетки, бельё, свитера, шарфы, шапки, варежки, носки (на дворе стоял декабрь, обещала начаться метель) и один очень толстый, но компактный, альбом для фотографий, который использовался не только по назначению, впрочем в сумке были ещё некоторые вещи, но менее значительные. Этот альбом был самой ценной вещью в доме. Сумку отдали Зое, Настя же взяла в руки более тяжёлую дорожную сумку с менее нужными вещами. Мать взяла в руки большой рюкзак со спальным мешком, палаткой, одеждой, фонариком, биноклем, мобильником и многим-многим другим. В полчетвёртого семья была готова. Мать осторожно проверила насколько опасна ситуация. Потом подошла и тихо-тихо сказала:

- Четверо у дверей, по двое на окнах. По одному снайперу на окно, В наличии у них машина. У чёрного выхода шестеро. Цель: колодец в катакомбы, оттуда за город. Главное – вы. В альбоме есть пополнения, достанете, когда прибудете в безопасное место. Держитесь вместе, идёте окольным путём. Я в другую сторону. Рюкзак сброшу возле третьей остановки. Если не встретимся раньше, то ждём пять дней на десятой. Всё поняли?

Настя, скрывая дрожь, кивнула, она понимала, что никто не подведёт в решающий момент, но одновременно она не ощущала себя настолько сильной, чтобы сейчас не показывать страха. Зоя не скрываясь показывала слёзы на щеках. Мать невесело посмотрела на своих дочерей и что-то вроде холодка пробежало у неё по позвоночнику. Она обняла Настю, затем Зою и шепнула им: «Ползком, я через дымоход, вы за мной, но в гараж, а я через запасной выход». Никогда ещё всё не было так серьёзно, видимо действительно положение стало совсем скверным. Мать осторожно полезла в дымоход. Фальшивый камин – тайная лазейка в любом доме, где они жили. Камин никогда не использовали по назначению. Труба была очень широкая со специальными выступами, чтобы можно было залезть. Сверху настоящей крыши была постелена ещё одна. Расстояние между ними было рассчитано на ползущего взрослого человека с походным рюкзаком плюс пара сантиметров в запасе. Затем после крыши было два пути, один по вентиляционной трубе в гараж, а другой в собачью будку. Всё было защищено паролями, ключами, кодами, но дети знали всё и им не требовалось больше пяти секунд, чтобы вскрыть любой охранный блок в их доме.

Действовали бесшумно. Возле спуска в будку мать покинула детей. Девочки отлично поняли, что хотела сказать им мать, давая последние указания. В их семье было время жизни в катакомбах. В те два года  семья во главе с матерью успела сделать пятьдесят шесть остановок с запасом провизии, возможностью для стоянки, огня, в общем там находился привал на котором можно отдохнуть, но проблема состояла в том, что расстояние между двумя соседними стоянками было в два километра, что составляло проблему в передвижении, но Настя проходила за день по пять километров, а с сестрой три. Чтобы попасть на первую остановку надо было либо пролезть через люк недалеко от их дома, либо пробраться по вентиляции из торгового центра, принадлежавшего их отцу, либо по подкопу за городом. Сейчас выгоднее было использовать люк. Девочки за пару минут преодолели вентиляционную шахту и спустились в гараж. Оттуда они выбрались на улицу и проползли к калитке из дома. В заборе, окружавшем дом была лазейка, достаточно широкая, чтобы там пролезла Настя с сумкой, но узкая для Елизаветы Павловны. Девочки пролезли на улицу, а затем побежали к люку. Погони не было, но всё равно шли окольным путём, делая крюк на семь кварталов. У Зои в руках был мешочек с игрушечными пульками, она оставляла их возле каждой скамейки или урны, чтобы если матери потребуется их искать она сделает это без труда. Добежав до люка, они проскользнули внутрь и пошли по мерзкому болоту канализации. Близился рассвет. Тут их заметили.

- Зоя, нас засекли. Кто? – Настя на бесшумном бегу прошипела сестре, услышав чью-то ругань и всплеск позади.

- Семеро гранатчиков, один снайпер, - в полголоса сказала заплаканная Зоя обернувшись.

- Худо, - пробормотала Настя, перебирая способы отхода, - Достань ружья, Зоя, держи заряженным одно. Себе не бери. Береги сумку. Главное не показать им наш ход.

- Меняйся со мной местами, - сказала Настя после короткой паузы, - И беги, что духу к ходу, только не кричи, я пойду по канализац2ии, жди меня три дня на первой остановке, если меня не будет, значит не будет. Поняла? Мою сумку подними верёвкой. Я скоро буду.

Зоя всхлипнула и побежала. Настя скинула с плеча сумку и толкнула её так, что она проскользнула почти до лестницы со входом в люк. У Насти осталось только ружьё, но пользоваться им можно было только в крайнем случае, разве что для испуга. Настя прицелилась на бегу и выстрелила им под ноги. В ответ начали стрелять в неё. Настя закричала, чтобы подумали, что она ранена. И упала в это болото. Конечно, было противно, но лучше пойти на эту жертву. Настя по топоту ног определяла расстояние до неё. В запасе у неё было ещё пару минут. Она обернулась к Зое, показав, что с ней всё в порядке, младшая, как раз затаскивала дорожную сумку. Настя жестами попросила у неё три пакетика. Зоя перебросила их сестре. Настя открыла один, в нём было довольно много красной жидкости, похожей на кровь, она обрызгала себя в районе сердца. Другие два она оставила в карманах. Подбежало Восьмеро людей, да Зоя не ошиблась. Семеро гранатомётчиков и снайпер. Это с первого взгляда было видно тренированной Насте. Она наблюдала за ними из под ресниц, визуально её глаза оставались закрытыми.

- Добьём на всякий случай, - сказал снайпер, - и домой.

- Может труп доставить?

- Смысл? Вот добить другое дело, вдруг не насмерть и ещё стоны, крики кого-то привлекут.

- Хорошо добьём. А потом? Оставим труп здесь? Припрятать надо.

- А давайте на куски порубим, да разметаем по канализации, уже не найдут.

Этот план был одобрен. Над Настей наклонился снайпер с ножом за пазухой. И Настя экспромтов придумавшая ряд действий, закричала. Визгливо, громко. Он был ошеломлён и явно не готов. Настя сыпанула ему в глаза щепотку порошка из пакетика. Он выронил нож. На неё было направлено шесть гранатомётов в одну секунду. Она рванулась под ноги к ближайшему гранатомётчику, а затем сбив его схватила собственное ружьё, припрятанное в мерзкой жиже под ней. Снайперскими ударами она выбила ружья попав патронами возле самых пальцев угрожавших ей людей. И откатилась напоследок обдав их обеими порошками. У них заслезились глаза и поднялся зуд.

Один гранатомёт, нож и приличный запас патронов пополнил её оружие, не считая собственного ружья. Настя убежала в канализацию, надеясь выбраться к окраине города и пролезть в катакомбы по подкопу за городом. Канализация была не самым удобным местом, да и к тому же Настя плохо помнила план канализации. Мать велела выучить его, но Настя тогда поленилась и теперь горько пожалела об этом.

«Значит сейчас я где-то в центре города, поскольку пешком до города мы доходим за полчаса, а в канализации мы уже час, но по трубам идти дольше. Наш подкоп возле леса, лес – за городом. Город от дома на востоке, а лес от города на северо-востоке. Наш вход, через который прошла Зоя на западе от десятой остановки, куда я направляюсь. Ах, как же там Зоя?! Переволновалась, наверное, за меня! А у меня ведь ещё такой долгий путь! А если я не успею прийти по истечению срока, но со мной будет всё в порядке! Ладно, надо подумать. Когда мы вышли из дома мы пошли на запад, затем повернули на север Ия шла на север, а мне надо на восток. Тем более, что сейчас эти люди устроят погоню мне надо спешить», - усиленно думала Настя. Она побежала вперёд, ноги скользили по влажному полу, к ней цеплялась паутина, на груди был жидкий состав, в руках у неё ружья. Да, ощущения не из приятных. Но ещё неизвестно, кому из сестрёнок приходилось хуже.

Зоя дрожа от страха за Настю, а отчасти за маму и за себя, думала о том, где они, что делают, удалось ли маме уйти незамеченной, убежала ли Настя. Больше всего Зоя волновалась о старшей сестре, ведь слышав звуки пальбы она не видела исход битвы. Она сидела на одеяле, хорошенько закутавшись. В катакомбах было сыро и холодно. Высунуть нос в канализацию было очень опасно, ведь если бы их ход заметили, то у них не осталось бы путей отступления. И тайна, за которую их горячо любимый отец положил голову оказалась бы в руках у людей, которые бы ни за что не использовали её правильно. Зоя волновалась. Припасы из сумки есть было нельзя, но на привале было много еды. Девочка развела костёр, досчитала ещё одно одеяло, подушку, термос с чаем и уже через полчаса уснула тихим, мирным сном, убаюканная теплом и радуясь, что здесь огонь не обязательно было тушить.

У матери же дела были скверными. Петляя по городу, мать слегка потеряла бдительность и обнаружила погоню только возле границы. Город оцепили. Екатерина Сергеевна проскользнула мимо спящих охранников. Но к несчастью для матери они работали по сменам. Пришли другие в простых и внятных словах русского языка им велели не пить на дежурстве. Екатерина Сергеевна была замечена. За ней была погоня. Около двадцати человек пытались догнать её. Она бежала, не чуя под собой ног. «Главное, успеть передать рюкзак», - думала на бегу она и эта мысль придавала ей сил. Она пробежала двадцать километров. Солнце уже осветило степь, которая разделяла город и лес. Было очень холодно и даже солнце не давало много тепла. Екатерина Сергеевна приуменьшила темп, лучше иметь возможность оторваться от противников перед десятой остановкой. Бежать ещё около пяти километров. Не так много, по сравнению с тем, что она преодолела за эти несколько часов. Её преследователи тоже заметно выдохлись. Екатерина Сергеевна уже надеялась на удачу, что она сможет проскользнуть в подкоп и спуститься в катакомбы. Беда пришла в виде новой группы погони. За измотанной женщиной гнались двадцать крепких, сильных мужчин. Мать прибавила скорость. Ещё через час бешеной гонки, по-прежнему не позволяя им приблизиться к себе на расстояние выстрела, Екатерина Сергеевна отвоевала себе пару минут, скинув рюкзак по подкопу, она уже собиралась спуститься сама, но услышала голоса совсем близко от неё. Мать достала ружьё, выстрелила в зайца, обмазала его кровью свою грудь и легла словно мёртвая. Подошли семеро.

- Не притворяйся, это старый трюк! Ты идешь с нами и идёшь живая. Всыпь ей, чтоб не брыкалась, - быстро приказал один из снайперов.

Екатерина не двигалась.

- Ну, тем лучше. Свяжи, да тащи по снегу! Посмотрим, как ей это понравиться! Над ней наклонились четверо. У троих были ружья.

«Я нужна им в сознании и живая», - подумала мать, ударив человека без ружья кулаком в лицо.  Трое других попытались схватить его, но она кинула в них тем же порошком, что дал Насте возможность убежать от своих преследователей. Но было ещё трое. Старший получил заряд порошка, но вовремя увернулся.

- Я был готов к этому фокусу! – прорычал он и ударил Екатерину в солнечное сплетение. Перед глазами пошли круги. Она потеряла сознание. Очнулась та в мрачном здании недалеко от леса.

- Мы за тобой долго гнались, и, наконец, ты попалась. Вся моя родня ждала этого триумфа 12 лет! А ты не знала и догадалась, что за вами следят только полгода назад, когда убили моего брата! О, как мы все злы на него за это! Он женился на таком ничтожестве и доверил ему тайну химического вещества, способное превратить любой металл в золото,  кроме золота, ведь если попытаться проделать этот эксперимент с золотом, то всё взлетит на воздух! – Екатерина услышала, что голос был совсем детским, да перед ней стоял подросток пятнадцати лет, а сама она связанная по рукам и ногам стояла в середине комнаты, а за ней было около пятидесяти вооружённых мужчин. Бежать было неуда.

- Что хотите со мной делаете, но всё равно вы ничего не узнаете, даже мои дочери ничего не знают! – сказала ослабевшая мать.

- Они-то знают, мы уверены, мы видели, что ты вложила что-то в альбом, перед тем, как отдать его дочери! Мы следили за тобой! Ты не способна противиться нам! Мы убьём твоих дочерей, если ты не скажешь нам, куда он спрятал рецепт!

Екатерина Сергеевна вздрогнула и сказала:

- Не блефуйте! Мои дочери тоже не просто сдадутся!

В этот момент дверь отворилась и вбежали семеро грязных, скверно пахнущих канализацией с красными, слезившимися глазами мужчин.

- Мы выслеживали старшую дочь! Вот, что она с нами сделали, высылайте подкрепление! Мы лишились гранатомёта и запаса патронов! – заметив Екатерину Сергеевну люди осеклись.

Мать усмехнулась. Кто-то из людей, что стояли позади неё крикнул, чтобы они ушли и привели себя в порядок, после этого дверь заперли на увесистого вида замок.

- Ну, ты скажешь нам его по-хорошему? – спросил подросток. Кто-то позади неё вторил ему:

- Даже, не пробуй развязать руки! Отрублю!

Мать замерла, как статуя. Молчание длилось довольно долго, пока подросток не сказал:

- А не убить ли нам тебя?

Мать молчала. Мальчик понял её тактику и громко сказал:

- Найдите мне десять снайперов, пятнадцать гранатомётчиков и других вояк по десять штук и отправьте их за девчонками. Пусть прикончат их. В сумке есть альбом для фотографий, принесите мне его.

- Убейте меня. Одним хранителем тайны станет меньше! – тихо сказал мать.

- По вашему велению.

Мать не шелохнулась.

Выстрел.


Написал: 15:09, Вт 21 Август 2007
Коментарии (2) | Добавить коментарий | Ссылка

Что сегодня?

Ну, до обеда сегодня не произошло ничего интересного. Через пару часов поеду в город! Стричься! Я перед школой всегда стригусь. А привычка- вторая натура!

Как у кого дела? Как настроение? Надеюсь, у всех хорошее! А если нет, то сейчас поднимем!

Спасибо большое всем, кто писал мне вчера и сегодня комментарии!!!

СПАСИБО!!!!!!!!!!!!

Особое спасибо всем, кто добавил меня в друзья!

СПАСИБО!!!!!!!!!!!!


@настроение: сПАСИБОДАРИТЕЛЬНОЕ, ЛУЧЕЗАРНОЕ
@музыка: всякая

Написал: 13:21, Вт 21 Август 2007
Коментарии (2) | Добавить коментарий | Ссылка

Всем приветик!

Я снова тут! Радуюсь жизни по-прежнему!

Эх,приветик!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!


@настроение: Отличное!
@музыка: не очень весёлая, но настроение не портит!

Написал: 13:15, Вт 21 Август 2007
Ссылка

ВСЕМ-ВСЕМ-ВСЕМ ЖЕЛАЮ СПОКОЙНОЙ НОЧИ!

БАЮ-БАЮШКИ БАЮ

НЕ ЛОЖИСЯ НА КРАЮ

ПРИДЁТ СЕРЕНЬКИЙ ВОЛДЧОК

ТЕБЯ УКУСИТ ЗА БОЧОК!

(далее по тексту)

В общем всем приятных сновидений!


Написал: 20:57, Пн 20 Август 2007
Коментарии (3) | Добавить коментарий | Ссылка

Для тех, кому плохо...

Жёлтые, багряные листья падали на дорожки. На мокрый асфальт.Сердитые походие непременно с зонтами в руках спешили по своим делам. А она сидела на скамейке под дождём и думала:

- Какой день лучше подходит для смерти? Те, что не подходят для жизни? Тогда повезло тем, к кому смерть придёт сегодня. Любовь не бесконечна, не бесконечно добро, зло, жизнь, смерть... Всё имеет свой предел.

Она встала, но лужи прыгали у неё перед глазами. Идти ей было некуда. Родных и друзей в городе нет. Денег нет. Квартиры нет. "Не лечь ли мне и не умереть?", - и в этот момент, прервав её раздумья мимо промчались мальчик и девочка.

Они смотрели друг на друга и держались за руки. И у девушки потеплела душа. И легко стало ей идти. "Как же это друзей нет? А Маруська! А уж на квартиру-то деньги есть! И счёт в банке действителен". А девочка с мальчиком побежали дальше. И вдруг обернулись в конце аллеи и крикнули в один голос:

- Удачи! Улыбнитесь! - и расправив крылья улетели.

А девушка ещё долго смотерла им вслед. Вслед двум ангелам, посланным помочь. И похоже, что тут только она увидела двух ангелков. Девушка улыыбнулась и позвонила своему парню.

- Солнышко, извини меня за всё! Я был не прав! Приходи, поговорим - услышала она голос любимого.

- Да-да Володька! Уже бегу! - И все, кто видели эту девушку сегодня принимали её за ангела, так же, как она тех мальчика и девочку.

 

 

 


Написал: 18:33, Пн 20 Август 2007
Коментарии (3) | Добавить коментарий | Ссылка

Настроение

Каким изменчивым мне порой кажется моё настроение.

Грустно, как будто вместе с солнцем уходиит радость из мира, ещё пару часов назад буйство красок и эмоций плясало во мне, а теперь розоватый закатный свет озаряет облака, и грусть обагряет нас, и хочется тихонько поплакать, чтоб никто не слышал, и хочется шептать что-нибудь отчаянное и хочется лежать, пока не наступит темнота. Или просто хочется писать. Вот мои мысли.

Она прижалась лбом к холодному стеклу. Дождь нещадно бил в окно, он играл туш осени. И только одна девушка увидела бы, если подняла глаза, как высокая дама в оранжевом платье с шалью и широкополой шляпой красит листья. И, как дождь написал ей песню и теперь исполняет её. Этой даме по имени Осень. И как она улыбается, сгущая тучи над городом, и как потом, отдыхая от работы она пляшет мелденный вальс, а листья падают ей на одежду, но не касаются мокрого асфальта, а превращаются в красивый узор. Но тут пришла ещё одна дама. Красивая, яркая, и солнце намиг вышло из-за туч поприветствоваать её, но это было только на миг. Сгущались сумерки, солнце спешило проводить Лето. А тучи спешили угодить Осени. Но девушка, которая могла бы увидеть это. Лежала плакав о том, что её парень бросил её. Именно в этот день, в этот дождь, в эту холодную сырую осень. Чтобы темнота пришла и в её квартиру. И одиночество охватило её, и она плакала в слезах всю ночь.


Написал: 18:21, Пн 20 Август 2007
Коментарии (0) | Добавить коментарий | Ссылка

Одно из редких проявлений поэзии в моей душе

 

Наверное, на облаках

скрыты от нас города
И иногда при закате

 мы видим врата в небеса
Быть может, что ангелы в рай

попасть могут лишь один раз,
И есть в вышине миры,

что невидимы лишь для нас,
И может златой ореол

навеки приставлен к челу
Ведь обратной тропы не найти,
Хотя можно судьбу обойти:
Тот, кто видит, что там в вышине

ты когда-то с крыльями был,
тот и даст обратный билет,
Но ты вскрикнешь внезапно:
"Ну, нет! Ведь сейчас я чувствую телом,
у меня под ногами небо!

И не надо со мной шутить!",
- тебя трудно теперь убедить.
Вот такой есть один обход,
но ведь можно пойти и вброд:
докажи, что достоин там быть
и способен грехи искупить,
Или, просто, не падай вниз,
поднимись поскорее ввысь,
поднимись, взлети и построй,
то что в мечтах с тобой

Одна из моих старых работ. Перечитала и улыбнулась...


Написал: 16:19, Пн 20 Август 2007
Коментарии (0) | Добавить коментарий | Ссылка

Про ангелов

 

- Как же трудно оторваться от земли! Но куда я? И зачем? – но мысли уже не принадлежали ей. А чёрт усмехаясь вышел из тени:

- Ангелы, чьи крылья расправил чёрт, обречены на несчастья.

- Куда я? Куда? Зачем? Откуда у меня крылья! Я их не расправляла! - Ангел летел ударяясь о стены не земного и явно не небесного вихря. Он видел чёрта мелькнувшего внизу и всё понял. Крылья поникли, слёзы потекли по щекам, нет ничего хуже для ангела, ничего хуже, чем если к его крыльям прикоснулся чёрт. Она больше не принадлежала себе. Одним ангелом стало меньше на Земле. И быть может, что именно, потому, что обратить чёрта в ангела почти невозможно, а осквернить ангела легко, Земля – это проклятый рай. Это бывший рай, в котором уже нет ничего.  

 

(Извините, владелоец дневника, откуда эта картинка)

Написал: 16:18, Пн 20 Август 2007
Коментарии (1) | Добавить коментарий | Ссылка

Одна из моих лучших работ!

Записываю в днеувник одну из моих лучших, законченных работ!

 

Притча про ангелов

 

Однажды случился день, когда людям вернули крылья, ведь все люди были в раю, все мы были ангелами, но потом и крылья, и золотой ореол стали невидимыми для людей. Никто не знает почему, может, так велел им Бог, может, однажды их попросили люди, а может они сами, стали такими. В любом случае, в ночь перед Тем днём всем людям на земле приснился один и тот же сон. Они увидели самих себя, но такими, какими были в раю, в Эдеме. Увидели всю ту их жизнь, кроме последних минут, когда их изгнали оттуда. Бог решил показать это следующей ночью, когда их крылья и ореол снова станут невидимыми. Утром, когда люди проснулись, то увидели крылья, но вместо того, чтобы обрадоваться, они закричали, попытались сорвать свои ангельские атрибуты, бежали к врачам, кричали от ужаса, и НИКТО не поверил в сон, который увидел.

Кроме одного мальчика. Он жил в Америке, в довольно богатой семье с младшим братиком. Мальчика звали Билл, а его братика – Джон, он один не испугался. Родители, конечно, убежали к врачу, и Билли остался «за старшего». Он успокоил брата, сделал дела по дому, и только тогда взял Джона и вышел на улицу. У них был личный дом и личная лужайка перед ним. Люди куда-то бежали, кричали, боялись, но Билли старался не обращать на них внимания.  Перья на его крыльях приятно колыхались от ветра. Вдруг, Джонни вырвался из его руки начал парить. Он был невысоко, где-то на уровне глаз Билли, всё-таки ему, было, пять, а младшему брату – два года. Билл не ловил его, но внимательно следил за братиком минут пять. Потом он попробовал пошевелить крыльями, оказалось, что для этого нужно просто представить нужное движение.  Вскоре мальчик оторвался от земли. Мягко осторожно взлетел он в небо, крылья его слушались, эти движения были ему с одной стороны новыми, но и привычными. Бог, уже совсем отчаявшись, вдруг увидел мальчика, который летел! Он единственный воспользовался крыльями, Бог видел, как мягко он поддерживает своего брата, помогает ему.

На завтра крылья у всех пропали, ореол погас ещё вчера, но Билли и Джон по-прежнему могли летать, хотя никто и не видел их крыльев. Где-то в середине следующего дня мальчики взлетели довольно высоко, и внезапно увидели силуэт человека. Он был больше любого взрослого, которого они когда-либо видели. Это был Бог. Он всё им объяснил, так, как ни в ту, ни в другую ночь братьям, как ни странно ничего не приснилось. И даже если бы не было Этого дня, всё равно Джон и Билли смогли бы летать. Позже Бог стал разбираться: как же он мог выгнать эти мальчишек из рая, ведь они - настоящие ангелы, они остались ангелами, через столько жизней и преображений! Оказалось, что Бог и не выгонял их, напротив, он хотел оставить только их двоих в раю, но мальчики сами с полным осознанием своих действий отказались: ведь чем они лучше других людей?

Возможно, что отголосок, или даже тень ангела ещё живёт в нас, нужно просто в это поверить.  

Это моя любимая собственная притча! 


Написал: 13:26, Пн 20 Август 2007
Коментарии (2) | Добавить коментарий | Ссылка

А ещё...

А ещё я очень детей люблю! Обожаю просто до жути! Я, если гуляю одна обязательно иду на какую-то детскую площадку и помогаю всем родителям за детьми следить! Так здорово! Следующим летом или на каникулах (школа ведь... :(((  ) пойду в детский дом или приют для бездомных помогать или в детский сад пойду! Хоть куда-то, но пойду, даже ,если на общественных началах! Я б нянькой устроилась, да никто мне ребёнка не доверит, да ещё школа эта всему мешает! Хоть и иду на золотую медаль и хочу получить два высших образования, не представялю мою будущю работу без детей! Кто хочет заходите на мой форум: http;//rebenok.spybb.ru/.   

Написал: 12:49, Пн 20 Август 2007
Коментарии (2) | Добавить коментарий | Ссылка

Обо мне!

Миссия выполнена! Я добавила свой рассказик! Теперь и о себе можно рассказать! Я довольная жизнью, весёлая, общительная девчонка Женя. Очень люблю гулять с друзьями! Обожаю музыку! Любую! Поп, рок, техно - мне всё равно! Я считаю себя хорошей подругой (никто не жаловался!). Могу и за себя постоять и, если честно, бываю резка. Вы уж извините ,если кого-то обижу... Я не со зла. И так, если кому интересно.

Любимый цвет - оранжевый.

Знак зодиака - Водолей

Религиозные убеждения, представления - я freemind. Никогда не буду оскорблять верующих. Это не главное в человеке.

Отношение к миру: пусть будет всё так, как идёт, ведь, всё идёт, как ты хочешь: каждый сам кузнец своей судьбы (Faber est suae ouisoue fortunae). Умей радоваться тому, что имеешь, и жизнь никогда не превратиться в каторгу! Проявление слабостьи, силы, осознование добра и зла - для каждого по-своему значительно и осмысленно.

Не знаю, кто, что понял из этого и какие выводы для себя сделал, но было бы интересно узнать, поэтому, кто имеет желание - делитесь комментариями!


Написал: 12:04, Пн 20 Август 2007
Коментарии (1) | Добавить коментарий | Ссылка

Это мой первый онлайн дневник!

Люди, кто, что хочет обо мне узнать пишите! Всем отвечу сто процентов! Вот один из моих рассказиков. Правда, он незакончен, но всё же:

ПОСОВЕТУЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ПРОДОЛЖАТЬ ЛИ ЕГО?

ВСЕМ ЗАРАНЕЕ СПАСИБО!

 

Лев Николаевич в молчании пил пятую чашку кофе, не  в силах отогнать неприятную мысль, вившуюся у него в голове со вчерашнего вечера. Вроде бы незаурядное в городке событие, всколыхало Льва Николаевича, словно сквозь него прошёл электрический ток. К нему зашла чёрноокая цыганка. Резкий, пронзительный звонок возвестил о приходе незваной гостьи. Увидев женщину в цветастом халате, несмотря на пятнадцатиградусный мороз, с браслетами на руках и ногах и старым мешком за плечами, Лев Николаевич уже собирался захлопнуть двери.

- Подождите, - сказала цыганка. И от этого простого слова взрослый мужчина встал, как вкованный. Её голос был властным, с нескрываемым ощущением собственного превосходства, и неторопливой уверенностью королевы. Цыганка зашла в дом. Лев Николаевич буквально кожей ощутил прикосновение её внимательного взгляда. Так же неторопливо она обошла дом, заглянула за картины, посмотрела под креслами и шкафами и так же не торопясь вернулась не смеющему шелохнуться Льву Николаевичу.

- Ну, что я могу сказать, - сказала цыганка тем же голосом, - богато ты живёшь, репутацию имеешь, честный, смелый… но ты делал что-то не для чего-то, не просто так, а для кого-то? Ради благодарности от другого человека? Подумай. Ты ещё увидишь меня, -сказала она и вышла за дверь. Даже не вышла, а как-то растворилась. Лев Николаевич не сказал ни слова. Он молча пошёл в кровать и не раздеваясь лёг спать.

Утром он суетливо проверил местоположение всех ценностей, которых у него было не мало, но всё оказалось на месте. Он в недоумении взял трубку, прикурил, налил себе чашку кофе и  глубоко задумался.

Странно, как могли слова этой явной мошенницы так взволновать его? Но, покопавшись в себе, он заметил, что и вправду он никогда пне делал чего-то ради сугубо определённой личности. В школе - ради целого класса, с друзьями - ради сохранения дружбы, с врагами – с целью победы, но никогда не для кого-то одного. И в любви удачи как-то не случилось, и женится – он не женился. Странно, как колесо его жизни прокатилось так быстро? Неужели, не будет человека, который будет грустить, когда он умрёт? Но что он может сделать?! У него нет друзей, жены, девушки, никто не пойдёт на встречу с ним просто так, не по делу, даже если когда-то они были в родном классе. Как цыганка могла попасть словом так метко?! Ведь сколько он мог сделать полезного?! С его-то деньгами! Но в его возрасте уже слишком поздно об этом думать

Его горестные размышления прервал звонок в дверь. Лев Николаевич медленно поднялся, встал. С набитой ватой ногами он открыл старую, в трещинах дубовую дверь и увидел своего соседа из Украины.

- Ой, батько, та ввіддайте шматок хліба, будьте ласкаві! Я ж не для себе прошу! Для сиротиночки, бідної,  ледве ж на ногах стоїть, -  сказал Гриша быстро, захлёбываясь в словах. Лев Николаевич сурово посмотрел на него, но вдруг осёкся.

- Сейчас, Гриш, сейчас. Подожди меня, - сказал он торопливо, будто боялся, что потом не сможет сказать эти слова. Со скоростью метеорита он одевался и закрывал двери, еды он не взял, хотя и не понимал почему. Мысли же напротив текли как-то медленно, вяло. Через пару минут они добрались до школьного двора. Гриша что-то рассказывал всю дорогу, но Лев ничего не слышал. Он бежал за чёрноокой цыганкой, хотя никто кроме него её не видел. Они остановились у школьного двора. Чёрноокая растворилась в воздухе.

Девочку окружили школьники, наперебой дёргая её за платье, смеясь, показывая на неё пальцами:

- Надюшка, ха! Мамки нету! Ха-ха-ха-ха!

- Что за лохмотья, а если так потянуть, то отвалится?

- Дура! Ха! Неместная! Дура какая!

- Без шубы! В мороз! От ненормальная-то!

- Гляньте, девчонки, глазки-то бегают! Воровка, цыганка!

Чуть в стороне стояли женщины и перешёптывались:

- Вот бедная!

- Гляньте, как травят, а дети-то лихого не скажут!

- Под нож сирот!

- Гляньте, оборванка! Настоящая оборванка!

- А я говорю: под нож!

У девочки кружилась голова. Она хваталась руками за стену, но ноги не держали ёё. Как она устала! Она не помнила, когда в последний раз ела, когда в последний раз ей было тепло. Глаза застилал туман. Она как будто падала, падала в колодец, в чёрный и глубокий, у которого не было дна.

Лев Николаевич бесцеремонно кинул тарелку с блюдом на землю и подбежал к девочке, изворачиваясь в толпе. Лев подхватил её, чтобы она не ложилась на снег, одним движением сорвав с себя тёплый добротный плащ, он обернул им девочку и побежал домой, не чуя под собой ног, не слыша взволнованных голосов, не оборачиваясь на удивлённые взгляды.

 

День Надя провела без сознания. По говорам соседских домов, Лев узнал, что приехала она из далёкой Москвы, ей восемь лет, она одна, как перст, и, что она прошла до городка, практически босиком. Лев, смачивал её губы соком из мяса, вливал в рот воду, одел её тепло, как и надо, отмыл, причесал. Убрал детскую, заменил кое-какую мебель, поклеил обои, побелил потолок, постелил ковёр, купил одежды для девочки. Как он успел провернуть всё это в один день не понимал сам Лев, но как-то сумел. Всю ночь он сидел возле её кровати.

На утро Надя открыла глаза. Похоже, то у девочки не было сил подняться. Сведущий в медицинских делах Лев без труда понял, что у девочки бред из-за долгих страданий, голода и холода. Он сварил куриный бульон и поднёс его девочке. Ложка за ложкой блюдо опустело. Сама Надюшка не ела. Лев Николаевич кормил её с ложки. Потом он запёк картошки, размял её и добавил немного этого месива в бульон. Надя съела ещё одну плошку супа, а потом ещё и ещё. К вечеру Лев Николаевич дал ей немного мяса.

Ещё одна ночь без сна была для Льва сущим пустяком. На следующий день утром Надя привстала и понимающим взглядом обвела всё вокруг.

- Кто вы? – слабым голосом спросила она, обернувшись ко Льву.

- Я твой приёмный отец, - ответил Лев Николаевич. За два дня он многое надумал и твёрдо решил зять девочку к себе, как дочку.

- Папа? - растерянно повторила Надя.

- Да, Надюшка. Пожалуйста не волнуйся. Вот поешь, - и Лев протянул ей плошку бульона с картофельным месивом и кусочком куриного мяса. Но Надюшка взяла еду не сразу. Она посмотрела на себя и увидела тёплую, приятную пижаму, вместо её обычных лохмотьев. Глаза у девочки заблестели. Она посмотрела на своего нового отца и улыбнулась. Лев протянул ей суп. Надя поела. Потом она посмотрела на «папу» и спросила:

- Как я здесь оказалась? Долго я тут?

- Я принёс тебя с улицы. Ты очень замёрзла и устала. Ты тут два дня. Я поил тебя. Кормил, одел, сделал тебе комнату, в которой ты сейчас. Он взял её за руку и просительно заглянул девочке в глаза:

-  Так ты согласна стать моей дочкой?

Надя замялась. Она твёрдо и устало посмотрела на Льва и сказала:

- Я встану, выздоровею до конца и скажу, ладно? – и она сжала его руку своей.

- Хорошо, Надюшка, - ответил Лев Николаевич с теплотой, которая раньше редко сквозила в его голосе.

Отныне между Львом и другими соседями возникал стена отчуждения. Всё время он проводил теперь со своей дочкой. Надя же с каждым днём крепла и здоровела, слава богу, что морозы начались лишь два дня назад, а то бы девочка могла подхватить серьёзную болезнь, но этого нее случилось. Через два дня Надя встала и с помощью Льва Николаевича прошла вдоль одной из стен комнаты. Обратно Лев нёс её на руках.

Надюшка с каждым днём всё больше привязывалась к своему новому «отцу». Каждое утро она с нетерпением ждала его прихода. Взгляд, которым она смерила его, в день, когда очнулась, взгляд голода и нищеты, понемногу пропадал. Теперь он был более дружественный, тёплый. Ведь она впервые за много месяцев почувствовала себя сытой и тот ком, возникавший от голода у неё в животе, который, как правила всегда был у неё внутри, пропал. А те ледяные иголочки, которые пронизывали каждую клеточку её тела, растаяли, и  по телу теперь разлилось тепло. Надя была счастлива. Впервые за много лет счастлива. Впервые с того дня, когда на её глазах от голода и холода умерла мама с маленьким братиком на руках. Но она ослабевшая знала, что ещё не скоро сможет встать.

Слухи распространялись по селу со скоростью света. Соседки шептались, говоря, что Лев взял в дом оборванку. Многие напившись говорили такое, отчего у женщин шли мурашки по коже. К примеру рассказывали: «Просыпаюсь я ночью и вижу в окне свет , в ихних окнах, ось… Ну, пошёл я, чё уж там, и вишу, сидит ана и шепчет, да подкидывает в огро…бальшой котёл мясо сырое, ось… Ну, й я труханул и пшёл, а патом, как шибанёт вона ёго по руке, да кинет тоже в катёл, ось… да смеётся треклятая ведьма, да заливаеится, ещё и кровью пол заляпан, да вона взяла й откусила кусок от руки їго». Женщины перешёптывались: «Совсем из ума вышел, старик». «Оборванка, нищих под нож», - таково было общее мнение о девочке Надюшке, которая никогда не сделала ничего лихого. Но Лев ни о чём не знал. Соседи сторонились его, боялись даже проходить мимо его дома. Но счастливый «отец» не замечал косых взглядов и кривых усмешек, которые на него бросали соседи. Он не видел ничего кроме своей цели, ведь дома его ждала Надюшка.

 

Надя скрывала от отца все боли, которые так часто мучили её по ночам, чтобы не расстраивать его. Каждый день (Лев знал об этом)  в спальне Нади он найдёт какой-то сюрприз из бумаги, которую Надюшка попросила принести ей уже на третий день. Будь-то цветок или лодочка он радовался им, как ребёнок. Порой он замечал, что Надю что-то беспокоит, ведь может остановится посреди разговора, глаза закрыть, да обхватит живот обеими руками, да стоит так минут пять, но не смотря на все его уговоры, она упорно отмалчивалась.

Надя жила у него уже неделю, но всё никак не могла встать без помощи. Лев Николаевич начал беспокоится, что с ней неладное, но на предложение вызвать врача она отвечала довольно твёрдым и решительным взглядом, ясно выражая им свои мысли, и Лев Николаевич решил повременить. Прошла ещё неделя, неделя без сна. Каждую ночь вглядывался он в лицо девочки. Поняв, что поделать с упрямой Надюшкой ничего нельзя, Лев взял учебники, что сохранились у него со времён медицинского института и начал вчитываться в них, надеясь сам вылечить Надю. «Дочка» же восприняла это прохладно, в уверенности, что всё равно ничего не получится, но не стала относиться к своему названному отцу с меньшей теплотой, несмотря на те два часа, которые он теперь проводил за книгами и справочниками.

Всё шло своим чередом. Надя по-прежнему болела, Лев по-прежнему учился, соседки по-прежнему шептались, а зима по-прежнему вступала в свои права. Холодало. Было двадцать четвёртое в тот памятный день, который изменил почти всю жизнь Нади. Лев нашёл ту болезнь, которой страдала Надюшка. Лечения она требовала немедленного. Операции и уколы в лечение не входили, что необычайно обрадовало «отца», так теперь всегда называла себя в  мыслях Лев, хотя Надя обращалась к нему по имени. Единственная неприятная стороны лечения заключалось в том, что Надя должна была принимать необычайно горький отвар из трав, а Лев не знал, как уговорить её. Всё разрешил случай.

И теперь уже незаурядный. Льву приснился сон, где явилась эта цыганка. Она подошла к нему в полной темноте, со свечой в руках и сказала тихим, грудным, властным голосом:

- Надя – моя дочка. Я – Чёрноока. Это моё имя. Ты сделал всё правильно. Я умерла много лет назад с Андрюшенькой на руках, много лет назад зимой, похожей на эту. Я многое повидала, многое посмотрела, но одно знаю точно, что к тебе идёт судьба в виде мальчика Вити. Ему четыре года, он будет стоять завтра на кургане и смотреть вдаль. Сначала он не заметит тебя. Когда ты найдёшь цветок, что растёт на горе, с каплей воска на лепестке, то он подойдёт к тебе и заговорит первым. Если ты нарушишь тишину на кургане это может стоить тебе не только жизни. Ничего не бойся в нём. Только два часа в месяц он будет не таким, как обычные дети, а в декабре – три, ничему не удивляйся в его словах, ничего не расспрашивай, то, что он будет тебе говорить – будет достаточной правдой. В этом месяце уже ничего не случится. Витя тоже мой сын. Цветок спасёт Наде жизнь, но если ты не успеешь найти его до рассвета завтрашнего, то Надя и Витя умрут у тебя на руках и ты через два дня тоже. Я буду приходить, если нужна будет помощь. Но мне нужна клятва молчания, тогда я расскажу тебе, как спасти их жизни, а заодно и твою. Молчать ты должен со всеми. И с детьми тоже. Наша клятва равна вашему поцелую, но он должен быть с твоей стороны. Что скажешь? – голос неторопливо тёк, словно тягучий мёд, и падая, растворялся в темноте. Лев ясно осознавал всё происходящее и мыслил.

Пламя свечи дрогнуло:

- Быстрее, а то мне скоро уходить. Если ты не скрепишь клятву, то мы свидимся значительно раньше, чем должны, а к чему это приведёт мало кто знает, - пламя свечи дрогнуло ещё раз, - Ну? – голос внезапно стал резче и тише, - Давай же!

Лев смотрел в её глаза и провалился в чёрную бездну, в глубокий колодец без начала и дна:

- Ради Надюшки, - мелькнула мысль.

И клятва скрепилась. Скрепилась долгим и чувственным поцелуем: Где-то внутри прыгнула мысль:

- А, может, не только ради Надюшки? – и сразу пропала в бездонных глазах Чёрнооки. Утром он проснулся, до сих пор чувствуя касание её губ и помня её слова до мельчайших подробностей.

Он оделся с небывалой скоростью и приготовил завтрак Надюшке, съев ломоть хлеба он пошёл в спальню Нади и сказал:

- Доченька, я уйду на целый день. Извини уж, пожалуйста, - сказал Лев и беззащитно улыбнулся. Надя взяла тарелку с едой и молча поставила её на стол, опустив глаза от слов «отца».

Надя, не притронувшись к еде, тихо-тихо спросила:

- Мама приходила, да? Я так и думала… Значит ты больше не вернёшься… - и детская, маленькая слеза скатилась по щеке. Надя знала, насколько горькими могут быть слёзы. Послышался всхлип. Лев просто онемел от удивления. Онемел в буквальном смысле этого слова. Поскольку клятва действовала именно так. Как только Лев хотел сказать, что-то про Чёрнооку, то рот его онемевал.

- Так всегда было. Приходила мамушка и не возвращались уже люди добрые. Только свечка зажженная была, вместо них, - сказала Надя и зарылась в подушку, рыдая горько и  громко. Лев по-прежнему онемевший вышел из комнаты. И наконец-то обрёл дар речи. Потом он вышел из квартиры, накрепко заперев двери и пошёл на гору.

Было довольно рано. Всё было подёрнуто лёгкой утренней дымкой. Воздух был чистый, прозрачный. Солнце еле виднелось за горами и освещало большую поляну. Где-то через час ходьбы, через два после выхода из дома, виднелся курган с серым камнем. На нём сидел маленький мальчик. Он молча смотрел вдаль. Под ногами у Лева шуршала мокрая, свежая трава. Снега не было, хотя мороз пробирал до костей.. Лев поплотнее запахнулся в шубу и огляделся. Возле кургана было четыре насыпи сухих жёлто-коричневых листьев. Мальчик подошёл к листьям и выложил из двух насыпей листьев две фигуры, напоминающие человеческие руки, эти насыпи были ближе к кургану. Потом он снова сел на своё место. Лев понял, что сюда нужно встать на четвереньки. Так он и сделал. Должно быть забавно увидеть со стороны взрослого мужчину в тяжёлой шубе стоящей на четвереньках возле мальчика на кургане и глядя вперёд. Однако, так оно и было. Мальчик пропел тихо-тихо, растворяя слова в утренней дымке:

Как много людей

Приходили сюда,

Но никто из них

Не возвращался пока,

Наверное, ты

Выбран судьбой,

А значит удача

Стоит за тобой.

Лев удивился, искренне не понимая слова мальчика, как вдруг ощутил ватную слабость в ногах и руках. Желание упасть и не подниматься было так сильно, что руки и ноги у него задрожали. Жуткая боль, прокатывающаяся волной за волной ослабляла Льва Николаевича, заставляя покачиваться его тело и испытывать страдания, не имея возможности выразить их. Но снова вмешался мальчик:

 

Сфокусируй взгляд

На вершине горы,

Тогда легко и свободно

Встанешь ты.

Лев повторил стихи про себя ещё раз. И тут увидел гору, он с трудом перевёл взгляд на её вершину и встал, будто его подбросило сильной пружиной. Лев покачал головой, внимательно посмотрел на мальчика и перестав удивляться пошёл к горе. Мальчик со своим курганом тихо оторвался от земли и полетел за ним.

 

 

 

Надя начала волноваться. Прошло уже три часа, с тех пор, как Лев Николаевич ушёл из дома. Еды у девочки было вдоволь, но она не съела ни крошки. Она сидела, оперевшись на подушки, и задумчиво глядя вдаль своими голубыми глазами:

 - Интересно, что же ему говорила мамушка? И скрепляли они свои клятвы или нет? И найдёт он волшебный цветок? – прервавшись Надя взяла с тумбочки возле кровати зеркало и внимательно посмотрела на себя:

- Какие мы с мамушкой разные! – невольно вслух восхитилась она, - Глаза у меня голубые, а у мамушки – чёрные, да тёмные, а у меня ясные! И кожа у меня белая, а у мамушки смуглая! В прошлый раз было совсем не так! – и Надя, спохватившись взяла тетрадочку, которая была ей вместо дневника и записала там:

«Дневничок, ты же ещё ничего не знаешь! Я совсем забыла тебе рассказать, что я прожила очень много жизней! Когда умирали добрые люди, то вместо них была свечка, а я становила совсем другой! Вот в прошлый раз, у меня была смуглая кожа, такая же, как у мамушки, карие глаза, такие же темные, как у Неё, чёрные волосы до плеч, которые не росли, красивые руки с длинными пальцами без линий, и тонкая, красивая шея!

А теперь ясно-голубые глаза, светлая кожа, пухленькие красные губки, румяные щёки, светлые волосы, которые растут, и руки с линиями. Тоже белые-белые, но не как снег, а такие чуть коричневатые, что ли, бежевые, что ли… А-а-а, вспомнила, этот цвет, знаешь, как называется? Телесный! Вот как! И шея у меня не такая тонкая, но тоже красивая. Здорово, правда? Этот облик мне нравится больше всех ,что у меня раньше были!

Я сама себе кажусь такой красивой!

Эх, ну, ладно, дневничок, потом расскажу тебе всё, а то у меня что-то начал живот побаливать». Надя легла на подушки и закрыла глаза, надеясь, что во сне живот не будет болеть. Есть ей по-прежнему не хотелось.

 

Через полчаса Лев стоял у подножия горы. Взбираться придётся крутой тропинкой. Она еле виднелась заросшая крапивой, бурьяном, и покрытая корнями деревьев. Других способов подняться похоже не было. Отовсюду сыпались мелкие камушки, сухая глина и труха деревьев. Да и земля на тропинке не была мёрзлая, потому соскользнуть было бы довольно трудно. Только эта тропинка, позволяла не скользить по земле. Вдруг подняв голову вверх, Лев обнаружил, что уже не может шевелить шеей. Только глазами.

Это ловушка номер два:

Нужно взбираться так,

И если ты не упадёшь -

Половину пути пройдёшь.

 

У тебя было двадцать два часа

Осталось из них восемнадцать

Поэтому нужно спешить:

Надюшке трудно подняться.

Мальчик снова подал голос. И Лев не удивляясь немедленно последовал его совету. Помня, что нельзя разговаривать, Лев уже ничего не спрашивал. Ухватившись за крапиву он обжёг себе пальцы, но, даже не выругавшись, уцепился за корень какого-то дерева и подтянулся. Мальчик поплыл за ним, поднимаясь на ту же высоту, что и Лев. Постоянно обжигая себе руки и ноги, путаясь в неудобной шубе, и спотыкаясь о корни, Лев наконец добрался до небольшой ровной площадки. Шея перестала неметь. Стало значительно легче, хотя обожженные руки всё ещё досадливо ныли. Лев огляделся. Повсюду были сугробы. Они были выше него, а Лев не отличался низким ростом!

Мальчик сидел на кургане возле начала снежной стены и молча смотрел вдаль своими большими тёмно-чёрными глазами:

Здесь подсказки не нужны

Думай сам, как сугроб насквозь пройти.

«Как сугроб насквозь пройти?... Тоннель? Верно. Сейчас пророем», - подумал Лев Николаевич и принялся за работу. Снег был рыхлый, того и гляди обвалится, и вся работа насмарку. Вдруг резко увеличилась температура снег начал катастрофически таять. Лев быстро встал в начало своего тоннеля, и словно атлант удержал его своды. Так же внезапно похолодало. Снег был заключён в ледяной панцирь. Лев безмолвно поблагодарил небо и стал быстро продолжать работу. Вскоре Лев добрался до конца сугробов. Мальчик только пропел:

Минуло шесть часов, спеши!

Скорее Надюшку спаси!

Лев снова подошёл к крутой тропинке. Мальчик взглянул вверх и сказал:

Страхам своим в лицо не смотри,

Ничего не слышь

И вперёд иди.

Лев сначала не понял о чём говорит мальчик, но вдруг услышал клацанье челюстей и громкий рёв льва! Возле самого его уха! Тут раздумывать не приходилось Лев вскочил на тропинку и пошёл по ней! Ногами! То есть, фактически, он был почти перпендикулярен склону горы. Не чуя ничего от страха, Ле6в не оборачиваясь шёл вперёд. Вскоре рычание льва сменилось Надюшкиным криком, она умоляла прийти его на помощь, но теперь Лев наконец понял стихи мальчишки и не оборачивался. Через минуту крик Нади пропал и послышался голос Чёрнооки, она говорила, что презирает его и ненавидит настолько, что обречёт на одинокую жизнь, потом он услышал голос самого себя, но какой-то треснутый, хрипящий, он говорил, что мол уже старый, скоро умрёт и никто не придёт плакать над его телом. А до конца тропинки было ещё далеко. Лев дрожал всем телом и пытался убежать, как вдруг понял, что бежит на месте. Ему вдруг стало так стыдно за самого себя. Он и не обернувшись, уже понял, что бежит от того, что не существует. Ему стало так легко, что он пошёл нормальным шагом, удерживаясь от смеха, абсолютно не торопясь, несмотря на все ухищрения тропинки. Через минуту он был уже на вершине, чудом преодолев громадное расстояние.

Он оказался на небольшой полянке. Мальчик сидел на кургане рядом. Очередная песенка удивила Льва Николаевича, уж больно не понятной, та ему показалась:

Эту ложную вершину будет нелегко пройти,

Но если сможешь ты,

То знай, что воду не дано обойти,

Запомни, что вершина не всегда сверху

И иногда пути нужно искать откровенно,
Здесь тебе не отпустят твои грехи

Но по их кроне

 Ты обязан пройти,

Потом будет что-то,

Что не обойти

А после коль сможешь,

Цветок ты сорви.


Написал: 11:59, Пн 20 Август 2007
Коментарии (4) | Добавить коментарий | Ссылка